Знаки исполнения времён. Аналитика и размышления
Последние комментарии
Сейчас на сайте
Сейчас на сайте 0 пользователей и 4 гостя.
Искандер аватар

ПРОМЫСЕЛ

Часть первая. Влад Дракула.

Красные Каратели или Осколок Прошлого.

База Нортроп была по сути последним рубежом. Последним оплотом Звездной Федерации. За ней, точнее за орбитой громадного ржаво-кирпичного шара Юпитера-7, за поясом астероидов, в который превратились дальние планеты системы Джейкоб Рин, начинался самый, что ни на есть глубокий космос.

База стояла на самой границе, все корабли, которым приходилось покидать обжитые части сегмента Галактики, в обязательном порядке стартовали отсюда. Здесь они проходили предполетную полную диагностику, заправлялись, заряжали многочисленные системы пространственных кораблей. Экипажи проводили это время на многочисленных увеселительных ярусах базы, пили, развлекались, блуждали по искусственым садам, плавали в сферах-бассейнах, в общем отдыхали каждый как мог.

Экипаж спейс-рейд-крашера «Эскалибур» не был исключением, хотя был, что и говорить, куда более дисциплинированным, чем большинство команд Звездного Флота. Не потребовалось вмешательство военной полиции, даже базовская гауптвахта на этих выходных если и принимала постояльцев, то исключительно из числа персонала самой базы.

Ничего удивительного здесь не было, шеф-коммандер рейдера адмирал Ричард Ти Мак Артур подбирал экипаж тщательно, долго и придирчиво. Конечно, идеальных людей не бывает, тем более в пространственных командах, хватало и в этой своеобразных персонажей, но все они были спаяны общим делом, практически все были, что называется рейдерами по призванию.

Рейдер – наследие морской эпохи далекой Земли, изначально представлял собой крейсер легкого или полусреднего класса, на борту которого находились дабл-файтеры, универсальные истребители, предназначенные для ведения боя, как в условиях атмосферы, так и вне ее, подразделение мехов – шагающих танков, для высадки практически на любой объект, как наделенный силой притяжения, так и без него. Рейдер был боевым кораблем – универсалом, основная задача которого состояла в ведении боевых действий в отрыве от основных сил Флота. А поэтому и люди, которые несли на нем действительную военную службу были людьми особого сорта, не затворниками конечно, но во многом на них похожими.

Самыми яркими личностями конечно были коммандеры пайлотов и мехов, Агнесс Ария Спагнетти и Джон Железная Голова Престон. Ну и конечно старший офицер жизнеобеспечения рейдера инженер-коммандер Айзек Кальдер, вот уж про кого слагали настоящие легенды, причем как его собственные подчиненные, так и весь остальной экипаж.
Ну, во-первых: жил он не в каюте в блоке старший офицеров, а в собственном эвакуаторе, который располагался в ангаре по правому борту.

Во-вторых: знал, кажется все, в корабле то уж, кажется точно, причем мог дать неожиданно точный и дельный совет практически каждому члену экипажа, от самого последнего техника 3-го класса до коммандера файтер-группы.

В-третьих: он был одним из трех человек на борту, кого не страшила опасность никотинового курения, причем мог так и работать с зажатой в зубах сигариллой, распространяющей острый запах дикой вишни.

В-четвертых: никто и никогда не видел его пьющим, хотя традиция приема алкоголя была очень сильна на Флоте и особенно среди экипажей рейдеров. Причем ходили слухи, что по каким-то непонятным дням, не совпадающим с официальным торжественным календарем Федерации, он запирался у себя в жилом модуле эвакуатора и пил джин ящиками, пропадая по нескольку дней. Что он отмечал, почему именно джином и почему в одиночестве не знал никто, кроме, пожалуй, адмирала, который каждый раз смотрел на это сквозь пальцы, но спросить у шеф-коммандера ни у кого бы никогда не повернулся язык.

А в-пятых: казалось, что адмирал ему безоговорочно доверял, даже в тех вопросах, которые не касались системы жизнеобеспечения и которые вовсе уж выходили за рамки должностных полномочий инженер-коммандера.

Вот и в этот раз, Кальдер остался на рейдере в то время, пока экипаж получил увольнения на базу. Практически двое суток он дежурил на адмиральском мостике, вместе с дежурным астро-коммандером попивая зеленый чай, распространявший едкий запах жасмина, и пуская струи синего сигарилльного дыма.

Так уж получилось, что именно в это время, под самый конец увольнения, на исходе вторых суток и поступил тот самый сигнал. Сигнал под кодом три икса, что означало высокую секретность и предназначался только для шеф-коммандера корабля.

Это могло означать только одно, увольнения закончились и весь личный состав необходимо было срочно вызвать на борт.

С адмиралом связаться удалось сразу, а вот с остальными возникли некоторые проблемы, которые, впрочем, удалось решить в течение пары часов.

Адмирал Мак Артур был на Флоте фигурой легендарной. Он начинал файтер-пайлот-коммандером еще в годы Второй Звездной Войны, имел три серебряные звезды и благодарность от Адмиралтейства. Вида он был довольно импозантного – высокий, худой, на загорелом лице, сухость и строгость которого подчеркивали глубокие резкие морщины, под торчащими серовато-седоватыми бровями, остро и совсем молодо сверкали живые карие глаза.

Коммандер Кальдер был будто некой его противоположностью – чуть пониже, пошире в плечах, лицо ровное, глаза голубые, спокойные и невозмутимые как лед, волосы почти совсем белые, то ли от седины, то ли были такими изначально.

-Адмирал на палубе!- подал команду дежурный пайлот.
Кальдер резко выдернул из набедренного кармана многокарманного серого комбинезона точно такой же серый берет, натянул его на голову, одним движением резко заломил его на правую сторону и поправил кокарду в виде восьмиконечной звезды – символа Звездного Флота строго по линии носа и четким строевым шагом, насколько это было возможно в мягких технических кроссовках с высокими берцами, пошел навстречу адмиралу.

-Адмирал, сэр,- четко за три шага остановился он и резким рубленым движением вскинул руку к головному убору, отдавая честь,- дежурная смена в полном составе. За время несения дежурства получена шифрограмма на ваше имя. Доложил – инженер-коммандер 3-го ранга Кальдер!

-Кальдер…- как то устало отмахнулся Мак Артур,- такое чувство, что вы не на боевом рейдере, а на учебном полигоне.

-Адмирал, сэр,- коммандер опустил руку, - вы прекрасно осведомлены, что я заканчивал цивильный калледж и никогда не служил на учебных полигонах.

Мак Артур махнул на него рукой, прошел мимо и медленно опустился в навигаторское кресло перед основной обзорной панелью:

-Вот и зря,- вздохнул он,- вот отправить бы вас туда на пару учебных циклов, чтоб инструктора повыбивали бы из вас эту тягу к играм в солдатиков…

Кальдера не так было просто смутить:

-Вы шеф-коммандер,- произнес он, делая ударение на слове вы,- если вы считаете, что для боеспособности рейдера так будет лучше, я не буду спорить и готов прямо сейчас в течении получаса сдать дела и должность инженер-коммандеру Фанку.

-Что!!?,- с трудом дошло до адмирала, - ты предлагаешь выйти в глубокий космос без старшего офицера жизнеобеспечения? Нет уж…черт с тобой…ходи как хочешь…только не напрягай мне мозг. О кей?

-О кей,- в тон ему ответил Кальдер.

- Так…- расправил шитый серебром повседневный китель адмирал и положил на панель фуражку,- так что там за шифрограмма, что нужно было выдергивать экипаж?

-Не могу знать, сэр, зашифрована на открытие вашим личным идентификационным кодом.

-Да? Черт возьми, Кальдер, вы еще не научились подделывать мой код?

-Не имею таких привычек, адмирал…- Кальдер подошел к креслу адмирала и встал у него за плечом.

Мак Артур тем временем вывел на панель файл с шифрограммой, подвел к вводному окну ладонь, приложил, немного подождал пока развернется окно с текстом из Адмиралтейства.

-Так…что тут…шеф-коммандеру… понятно … в исполнение директивы такой-то… так …не понял… Кальдер… что тут написано?

- Выдвинуться в зону выхода из зет-джампа для встречи списанного рейдера и звена сопровождения.

-Айзек…- адмирал стал серьезен,- а разве списанные корабли способны совершать прыжки в подпространстве?

-Наверное, этот может, сэр…скорее всего это какой то необычный корабль. Обычный корабль, если он списан, то не может прыгать, а если может прыгать, то зачем ему сопровождение? И что вообще списание проводят сейчас в глубоком космосе?

- Ты у меня спрашиваешь?- в задумчивости адмирал перешел на ты.

Вообще-то в симплише – официальном языке Звездной Федерации, название которого было скомпилировано от двух слов «симпли»- простой и «инглиш»- английский, что примерно означало простой английский, как в наследнике староанглийского не было слова ВЫ, было только ТЫ, но для того, чтоб уравнять все расы и народности, которые служили на флоте и в других госучереждениях и был введен новый термин, означающий уважение и признание старшинства собеседника.

- Больше не у кого…- в тон ему ответил коммандер.

- Айзек,- адмирал все еще пребывал в задумчивости,- найди мне старпома, пусть проверит личный состав и примет доклады о готовности. Я буду ждать здесь…и распорядись принести мне кофе, натурального и покрепче!

- Да, сэр!- вновь вскинул руку к серому берету Кальдер.

- И прекрати ломать комедию!- не выдержав, рявкнул Мак Артур,- иначе, клянусь реактором, действительно отправлю на учебный полигон!

Спустя час, после того как пришли все доклады, все были на своих местах, возможно и не все были трезвые, но ничего сверхъестественного пока и не планировалось, рейдер прошел предполетную подготовку, еще раз контрольное тестирование систем, емкость заправки и зарядки, наличие необходимых расходных материалов, запчастей, продуктов питания и медицинских препаратов.

Наконец на мостике была полная смена навигаторов во главе с астро-коммандером 2-го ранга Джейком Салливаном, который и доложил о полной готовности рейдера к броску «длинной руки» в глубокий космос.

Адмирал сам запросил у диспетчера Нортропа разрешение на отстыковку, получил добро и кивнул Салливану. И закипела работа навигаторов рейдера – отсоединились штанги и трубы грузопассажирских лифтов, грави-подушки оттолкнули Эскалибур от хаотичного нагромождения ферм и шарообразных куполов, которым и являлась база.

Теперь освобожденный от причалов рейдер слегка завибрировал, включая генераторы-поглотители, и из самого глубокого трюма высшей защиты по специальным лоткам во внешние двигатели поступили первые бронекапсулы с анти-веществом. Сначала в реактивных камерах произвели пробный подрыв, а потом началась работа в штатном режиме – взрывы слились в непрекращающийся поток горящей плазмы и длинное веретено корабля сначала медленно, а затем все быстрее устремилось прочь от Нортропа, за орбиту Юпитера-7, к месту выхода из зет-прыжка.

Зона выхода, а по умолчанию еще и входа, обычно выбиралась вблизи жилых терроформированных планет или спейс-баз по одному единственному принципу – там не должно было быть никакого космического мусора, астероидов и магистралей метеорных дождей. Пространственный корабль – спейсер должен был выходить из состояния нуль-транспортировки, зеро-прыжка или сокращенно зет-джампа в чистый по возможности вакуум, поскольку любая песчинка,не отодвинутая грави-полем или защитным полем, могла оказаться внутри материализующегося реактора, члена экипажа или, что страшнее всего, бронекапсулы с антивеществом. Это могло привести к трагическим последствиям. Поэтому такие зоны, жестко привязанные к галактическим маякам, регулярно «чистили» специальными пространственными кораблями – «пылесосами».

Никто не ждал, когда растерзается пространство…это всегда было неожиданно, когда появлялся корабль, окутанный радужной пленкой, и все еще зыбкий после выхода из прыжка.

На это раз из небытия вышел рейдер похожий на паука, громадное тело и четыре острые лапы, все еще дрожащие в зет-джамповом мареве.

Показания главных мониторов никто и никогда не считал секретными, поэтому все, что проецировали астро-навигаторы официально или полуофициально транслировали на все рабочие экраны корабля.

Поэтому паука видели все, и никто не ожидал того, что окажется на экранах, когда рейдер наконец то материализуется полностью.
Это был шок!...Шок со всеми вытекающими! На месте паука показались целых пять кораблей! Если и было что-то, что выходило за рамки путешествия в нуль-пространстве, так это и был одновременный прыжок. Все инструкции Звездного Флота говорили о том, что это смертельно…и на выходе всех ждала драматическая концовка со спекшимися остовами и аннигилированными экипажами.

Но это было!

И словно не веря своим глазам, каждый астронавт Эскалибура вглядывался в голографический экран. А там было на что посмотреть.

В центре был огромный крейсер, легкого или полусреднего класса, и был он ужасен, будто бы на этом чудовище входили в атмосферу. Обтекатели и навесное оборудование было покорежено, зенитные ракетно-артиллерийские установки были практически выбиты, выходные шлюзы и радары почернели и обуглились.

И в довершении всему нос его был выкрашен багровой краской, от которого во все стороны расходились такие же багровые ломаные линии.
Никто не видел таких кораблей, но каждый понял, что видит перед собой спейсер Красных Карателей.

И словно в пику этому боевому монстру в четырех углах ордера от него сияли серебром острокрылые, горбатые, ужасающие своей изощренной хищностью, дальние истребители-перехватчики без опознавательных знаков.

Но знаки здесь были ни к чему, потому что…

На всех работающих мониторах зажглись аварийные маяки, сработала сирена и красными литерами на них появилась надпись – СОКОМ оф зе Стар Флит…а чуть крупнее РЕД АРМИ…и ниже та же надпись на незнакомом языке. Командование Специальных Операций Звездного Флота…что могло быть хуже этого засекреченного и совершенно неподвластного обычным директивам подразделения.

Адмирал поморщился и нажал клавишу вызова, это должно было снять аварийку и показать с кем они имеют дело.

Головной монитор мигнул и медленно, чего с ним никогда не случалось при столь близком контакте с судном, начал проясняться.

Но толком так и не прояснился…На экране нарисовались очертания боевой рубки, но почему-то погруженные в полумрак. А на коммандерском кресле сидел человек, если можно так было сказать.

Здоровенный, плечистый мужик в чем-то похожем на куртку пилота, только багрового цвета, лысый могучий череп будто вырезанный из дерева, широкая окладистая борода и в довершении всему толстая, будто из голофильмов про Средневековье, золотая плоская цепь на груди, на которой висел такой же толстенный золотой диск с изображением конного рыцаря, пронзающего копьем какую-то гадину.

-Вызывает шеф – коммандер спейс-рейд-крашера Эскалибур адмирал одной звезды Мак Артур ,- нехотя произнес полный титул адмирал, - представьтесь!

- Воевода Красной Рати Омельченко, - словно камни прогромыхали под потолком рубки и рухнули вниз,- полковник, если вам так будет удобно. Позывной - Бур!

-Полковник, нам приказано встретить вас и оказать всю возможную помощь!

-Помощь?- в голосе красного ратника не было ни тени сомнения, скорее намек на некое удивление,- Разве мне нужна помощь?

-А вы что?- адмирал изобразил примерно такое же равнодушное удивление,- управляетесь с кораблем в одиночку?

-Нет, конечно,- Омельченко видимо совершенно не раздумывал над ответами,- нас трое: кормчий корабля, мой ангел-хранитель и я.

- Мы не видим меток, полковник,- подал голос астро-навигатор,- может определитель свой-чужой вышел из строя…но что за корабль? И кто его …как вы сказали?...Кормчий?...Это что то вроде навигатора или шеф-коммандера?

-Я не думал, что эта информация будет засекречена,- ответил Омельченко,- корабль состоит в общем реестре Федерации как Красный Каратель – 1, а вы его наверняка знаете под именем Ред Сан, Красное Солнце.

-Не понял,- как то немного нервно, что было совершенно для него не свойственно, отозвался Кальдер,- бессменным кормчим Красного Солнца всегда был Влад Дракула, он на борту? И вы его, воевода, сопровождаете? Неужели он решил сдаться в руки Военного Трибунала?

-Нет, коммандер,- полковник склонил голову, будто пряча взгляд,- подполковник Драчевский, Дракула по-вашему, никогда бы не сдался…ни мне, ни вам, ни кому бы то еще…Я сопровождаю корабль с его телом. Он удостоин чести быть похороненным на Кладбище Летчиков…на Земле.

-Дракула мертв?...

Тишина воцарилась на боевой рубке.

- Он отдал Богу душу, если вы это имеете в виду…

-Но как?- адмирал, кажется, тоже потерял самообладание,- что с ним произошло?

- Это был его последний рейд в дальний космос…из экипажа он остался один…он один контролировал все системы корабля…и в районе Синего Тумана принял бой с адептами Левиафана. Он вывел в пространство все свои полторы сотни истребителей, но скорее всего противников было больше. Его мозг не выдержал повышенной активности…остановилось сердце.

-Он один контролировал все системы спейс-рейдера?- астро-навигатор был глубоко поражен услышанным,- Разве такое возможно?

-Он был один,- Омельченко был спокоен как статуя, но казалось, что он-то переживает все случившееся сильнее всех вместе взятых,- Ему не на кого было положиться…да и истребители были не русские, он купил их у Промышленного Альянса…они плохо его слушались…и Креститель не тот что раньше…и мы не успели…да он и не просил помощи, просто вызвал огонь на себя…

-Так чем мы можем вам помочь, полковник?- адмирал даже привстал с кресла,- говорите…мы сделаем все, что в наших силах, тем более ради Дракулы!

-Ничего не нужно… -Омельченко вновь поднял глаза на экран,- я иду в штатном режиме. На Норд Дропе штатная дозаправка…еще пару прыжков и нас встретят опричники…Но за предложение спаси вас Господи…

-Во славу Божию!- эхом отозвался Кальдер.

Воевода кивнул ему:

-Именем Его…

Экран мигнул и вновь медленно погрузился во тьму. А на проекционных панелях плавно разворачивался крейсер Красных Карателей, все так же сопровождаемый почетным караулом серебряных перехватчиков.

Каждая его трещина, каждая рана, каждый уродливый сварной шов резко выделялась на фоне сегодня как то особенно яркого Юпитера-7. Монстр из прошлого, корабль одного из самых жестоких капитанов космоса, нес тело своего командира к месту последнего успокоения…того самого, чего он так не мог найти в течение долгих-долгих лет…

-Ты знал Дракулу, Айзек? – не отрывая взгляда от тела крейсера, спросил адмирал.

-Давно…- как то нараспев ответил коммандер,- но тогда он еще не был Дракулой…у него был позывной Грач…не спрашивайте почему…я и сам толком не знаю…,- он помолчал немного и произнес будто самому себе, однако прекрасно понимая, что его сейчас все слышат,- Это уходит старая эпоха…старые солдаты…сейчас таких уже нет…и дай Бог, не будет…

-Расскажите, коммандер,- вновь пришел в себя астро-навигатор,- мне кажется вы многое знаете про Ред Сан, по крайней мере больше чем мы….А раз мы все равно будем ждать пока он проследует к базе, у нас есть время…не так ли адмирал, сэр?

-Расскажи, Айзек ,- адмирал принялся набивать трубку пахучим черным табаком из Тароса,- я бы и сам с удовольствием послушал…

С удовольствием послушал бы каждый член экипажа, поскольку рассказчиком коммандер Кальдер был отменным, да и истории его всегда в лучшую сторону отличались от банальных спейсеровских баек про баб и бухло.

А тем более, когда истории эти были про Звездных Войны! Как то так получалось, что все, что он рассказывал, практически полностью опиралось на все те факты, что приводились в сводных учебниках Федерации, но почему то приводило совершенно к другим выводам, хотя опиралось на строгую и выверенную логику.

Поэтому, как и обычно, весь экипаж прильнул к экранам, внимательно разглядывая то, как коммандер Кальдер доставал титановый портсигар, извлекал из него запаянную сигариллу…раскуривал ее в преддверии рассказа.

- Все начиналось,- неторопливо начал он, - как самый заурядный локальный конфликт ...

Все начиналось как самый заурядный конфликт. И поскольку тактика действий подразделений Красной Рати еще в годы Первой Звездной была именно не позиционно-оборонительной, как скажем у основных сил Звездных Флотов, а маневренной, скоростной, по принципу ударил-откскочил, то и подавление ретранслятора Торгового Союза, как являющегося запрещенным конвенцией психо-физиологическим оружем, доверили им.

Военный Совет русских старался учесть все накладки и возможные варианты развития событий, ведь в конце концов еще никто толком не знал, как действует на людей психо-суггестивное воздействие ретранслятора. Поэтому группировка была увеличена втрое, а специальные мобильные отряды перекрывали основные «серые» магистрали движения и брали под контроль особо удаленные маяки ориентировки зет-джампов. И только после этого группировка выдвинулась в указанный район. Однако чтобы не выдать изначальной цели маршрута был предпринят обходной маневр, мимо Паучьей туманности.

Поэтому сообщение шифрограммы высокой секретности Адмиралтейства было принято уже в пути, между прыжками. В нем говорилось, что силы Промышленного Альянса совместно с кораблями нескольких частных армий, пользуясь отводом основных сил Красной Рати, планируют захват и блокаду Солнечной системы.

Никто и никогда не относился с таким уважением к Старой Земле как русские. Для многих центром вселенной давно стала Центурия – центральная планета, где под слоями пластика и бетоно-пластика сосредоточились все основные офисы управления Звездной Федерацией. Для многих… но не для русских…

План действий пришлось переделывать на ходу, разделить основные силы и решиться на крайние меры – снять часть сил с охраны системы Старая Русь и направить их к Земле, поскольку флотилия находилась практически на другом конце Галактики и даже самые скоростные корабли, с самыми мощными генераторами нуль-прыжка не успели бы раньше…

Никто не ожидал какой это обернется трагедией…никто…

Когда Красная Рать уже подходила к ретранслятору, спрятанному в глубине астероидного потока, когда ее корабли выходили на орбиту Земли, когда выделенный мобильный отряд в спешке перезаряжался на середине пути от окраины к Земле…

Когда никто не ждал, с трех сторон, у трех разных приводных маяков начали выходить из прыжка корабли ничьих, тех самых ничьих, за которыми Красная Рать гонялась всю первую Звездную по глубокому космосу, тех самых ничьих что обосновались где-то чуть ли не в черных дырах, тех самых ничьих, которых никто не знал, кто финансирует и кто снабжает оружием и спейсерами…

Обороняться было практически некому…большие корабли ушли, а управлять системой зенитной защиты остались совсем молодые ратники или престарелые ветераны. Да и они еще не знали, что ретранслятора не было в Черном Углу, что там остался макет со смертниками, а сам он был отбуксирован специальным спейсером-катамараном сквозь нуль-пространство к самой орбите внешней планеты системы, к Белой Руси…

Никто и никогда больше не испытывал психо-суггестор на таком количестве народа! Это был первый жестокий эксперимент, когда все три планеты, вместе с базами, астероидными разработками, прогулочными катерами, космическими оранжереями настигло жесткое излучение Левиафана, почти физически ощутимая боль, депрессия, черная меланхолия, абсолютное безразличие и поглощающая слабость…

Ничьи рассчитывали на массовое самоубийство, чтобы захватить всю промышленность, военные заводы, сельскохозяйственные фермы и корабли без боя, в рабочем состоянии, но тут они ошиблись…Русские не поощряли самоубийства, запрещали их, причем это передавалось из поколение в поколение…

Поэтому для ничьих было совершенной неожиданностью, когда к ретранслятору рванулись истребители и прочертились трассеры лазеров, а из скрытых глубинных шахт дрогнув выскочили ракеты.

Ретранслятор исчез в безмолвном мареве вспышек и взрывов, но это уже не могло спасти оборону Руси, лишь разозлило ничьих.

И они применили совершенно нечеловеческое оружие – торпеды с боеголовками из анти-вещества.

Подобное оружие, класса АСД (анти-супер-дестройер), называемое русскими «аспид», было слишком нестабильно даже для того, чтоб использовать в открытом космосе, но ввести его в атмосферу планеты – значило и вовсе нарушить всю сложно выстроенную экосистему терраформированния.

И это было ужасно. Антивещество, вырываясь из бронекапсул, где оно поддерживалось в вакууме магнитными полями от столкновения со стенками, вступало в реакцию с веществом, и происходила аннигиляция. Все то, что жутко красиво было в ходе управляемого процесса в реактивных камерах спейсеров, на поверхности планеты было не красиво и не жутко…это было ужасно.

Горела земля, сталь и бетон…даже воздух горел в атмосфере, когда адскими плугами прошли по поверхности боеголовки «аспидов». Вся Старая Русь превратилась в Армагеддон – место последней битвы добра и зла, хотя какая там могла быть битва – избиение разве что.
Это было массовое убийство, тем более что Старая Русь была жилой планетой системы, терраформированной наиболее близко к атмосфере и условиям жизни на Земле. Ничьи били по жилым районам, по больницам и монастырям, по школам и детским садам, по богадельням и родильным домам…по женщинам, старикам и детям…

Ничьи сделали свое дело и ушли, понимая, что захватить им теперь планетарную систему не удастся, а им на смену пришли в спешке отозванные корабли Красной Рати.

Что происходит с мужчиной, смотрящим на разоренный дом? О чем думает он, понимая собственное бессилие, понимая, что ничего невозможно вернуть?

И самое главное – что он решает? Как ему быть дальше?

Красная Рать тогда была практически разделена на три неравные части, одна, самая большая, вернулась домой, а две других все еще выполняли поставленные задачи – накрывали ретранслятор-имитатор и прикрывали от удара Землю. Скорее всего, им повезло, они увидели, что случилось с их домом уже гораздо позже, когда начали восстанавливать атмосферу, вернули на место сдвинувшуюся ось вращения, сравняли сгоревшие постройки, высадили поля и леса заново.

Те же, кто прибыл первым, увидел все как есть: дымящуюся планету, с огромным выжженным кратером и расходящимися от него ломанными пылающими бороздами, в которых еще продолжали гореть люди, их близкие, раздирая эфир криками о помощи…

Они тогда не сговариваясь бросились на аварийные работы, но устранив пожар и спасши всех, кого можно было спасти, Рать снова разделилась…большинство осталось восстанавливать свой дом, а вот остальные, те в ком зародилось семя мести, отстыковались от стапелей и увели свои корабли в неизвестном направлении.

Среди них был и подполковник Владимир Драченко, кормчий корабля Святой Равноапостольный Великий Князь Владимир Креститель, которого по общепринятой традиции называли сокращенно Креститель ну или по народному прозвищу святого - Красное Солнышко.

Кого он мог теперь крестить? Да и как? Если только огнем и мечом! И если его кто-то упрекал в безжалостности и спрашивал где его сердце, он неизменно отвечал – осталось дома. Оно действительно осталось дома, точнее там, где был раньше дом, на большой поляне вблизи лесной опушки, где он сажал яблони, чтоб маленькая дочурка могла полакомиться сочными наливными яблочками…

Яблони так и не выросли. Как и не выросла дочурка… Ни от нее, ни от жены в испепеленном доме не осталось даже и следа…даже хоронить было нечего…даже оплакать…

С этого и начинается история воспеваемых и проклятых Красных Карателей.

Все знали, что у Красной Рати хорошая разведка, но есть ли у них агентура, толком не знал никто. А зря.

Ровно месяц спустя произошла трагедия, названная в СМИ: резня на Хрустальной башне. Был такой небоскреб на Центурии, один из самых шикарных и высоких, назывался Хрустальная башня. Вот в нем, на запредельной высоте, где по сути уже начиналась стратосфера, в центральном пентхаусе собрались представители двух десятков министерств и ведомств, присутствовал даже директор Агенси Нешонэл Секюрити. Чего ради они собрались там было неизвестно. Детали говорили о том, что они собирались что то обсудить и отпраздновать, но когда на мониторах слежения за состоянием здоровья мигнул первый маячок охрана поняла что что-то не то…

Там…в прозрачном куполе пентхауса…все двадцать гостей валялись вокруг центрального стола, перемазанные собственной кровью и в спине каждого торчала рукоять ножа с именем жертвы. А на люстре висел директор АНС собственной персоной, вывалив язык, выкатив глаза и опорожнив кишечник прямо в штаны… жидкое дерьмо стекало по его ногам вниз и капало в подсыхавшую багровую лужу.

Никто не взял ответственность за акцию, хотя…если вспомнить что информация о ретрансляторе шла именно от директора АНС, можно было бы сделать вывод, но его сделать никто не рискнул, не хотелось даже думать, что коррупция забралась так высоко…

А корабли Красных Карателей разошлись по дальним секторам всех восьми сегментов Галактики где искали только ничьих и их корабль-матку Левиафан…

И первым номером, командным кораблем стал Креститель, а его кормчий, как называли русские шеф-команндера, первым начал вместе с ничьими уничтожать браконьеров, пиратов, корабли наемников и наркокараваны. Если того требовалось он даже входил на своем спейсере в атмосферу планеты и ему было глубоко плевать, что это запрещено сводами Пилотского Кодекса.

Вот за это его и назвали Дракулой, а имя от Владимира, по случайности совпашим с именем святого, сократили до Влада.

Он действительно был жесток, но он знал, с кем имеет дело и знал, что нужно делать. Это благодаря ему две системы Шемхамфораш стали свободны от работорговли. А коммандер звездных рейнджеров Альдус Игл Альенде назвал его побратимом...

Он был хорошим солдатом… таких уже больше не будет…и пусть земля ему будет пухом…

На Эскалибуре долго стояла тишина. Не гробовая, конечно, все так же пиликали датчики слежения, слегка слышно гудели генераторы гравитации, изредка слышался приглушенный женский голос центрального компьютера, что-то докладывающий астро-коммандерам…

Но все остальное молчало… экипаж боялся даже лишний раз пошевелиться, что бы звук движения не вывел нарушителя на центральный проектор, в котором медленно уменьшались кормовые двигатели Красного Солнца и серебряные иглы перехватчиков…

Коммандер Кальдер раскурил очередную сигариллу и наконец-то нарушил гнетущую тишину,- Ну что все молчат? Я знаю что у кого то в любом случае есть вопросы… Сразу предупреждаю, ходят слухи, что именно Влад Дракула затягивал петлю на шее директора АНС и что на крови убитых каратели дали клятву, что не вернутся домой пока не умрет последний ничей и не будет взорван Левиафан…но это именно слухи…подробностей я не знаю…

-Э-э-э, коммандер, - подал голос все тот же астронавигатор, что был здесь с самого начала,- они так и не нарушили клятву?...Не вернулись домой?

-Ну…- протянул Кальдер,- каждому из них тысяцкий воевода, маршал по нашему, обещал прощение и на выбор одно из трех : честную службу, острог или монастырь, то есть служить дальше чтоб искупить вину, добровольно стать заключенным или принять постриг в монахи, чтоб навсегда оставить этот мир и замаливать грехи до самой старости.

- И кто что выбрал?

-Кто же вам даст статистику?- криво усмехнулся за коммандера адмирал,- их пытались выкрасть спецслужбы Федерации, но так ничего и не удалось… Да и к тому же, чего скрывать, им симпатизировали многие из руководства…из руководства Звездного Флота в том числе…- он как то резко оборвал сам себя, будто прогоняя какие то, ему только известные воспоминания, медленно поднялся, выпрямился и нацепил на голову свою высокую фуражку шитую серебряными листьями.

Вслед за ним из своего кресла поднялся и сам Кальдер, все тем же отработанным движением натягивая серый инженерный берет на голову.

Они, практически синхронно, подняли руки к головным уборам, отдавая честь уходящим спейсерам. Вслед за ними это сделали все, кто находился на боевой рубке…а потом и все, кто следил за ними по мониторам…

Все это продолжалось до тех пор, пока инженер-коммандер четвертого ранга Фанк, ловко вскидывая руку, как еще делал это в бытность кадета Академии, не ударился локтем об острый угол обтекателя регенератора воздуха и не назвал оный обтекатель факинговым.

В тот же момент, подав голос, его монитор передал и его лицо на центральный проектор, прямо пред адмиралом, причем с указанием личного кода, фамилии, звания и должности.

-Тааааааааак,- Мак Артур, казалось, был даже рад,- значит у нас на рейдере факинговые обтекатели? Коммандер Кальдер, это и есть тот самый ваш заместитель, на которого вы готовы оставить Эскалибур прямо пред броском?

-Так точно, адмирал, сэр!- снова как на учебных роликах четко ответил Кальдер,- я уверен в его профессиональной подготовке и практических навыках.

-Фак!- неожиданно рявкнул адмирал, - на учебный полигон…вас…и всех ваших подчиненных…на два цикла…чтоб не разлагали мне тут факинговую дисциплину…моего факингового рейдера…фак…что за команда?!!

- Есть, сэр!- все так же четко отозвался Кальдер,- на два цикла! Но осмелюсь доложить, что мы в зоне прыжка и у нас ограниченно время для выполнения шифрограммы Адмиралтейства. Так что если вы приняли решение о наказании прямо сейчас, отдайте распоряжение коммандеру карго-эскадрильи на отстыковку эвакуатора на шесть посадочных мест.

- Эвакуатор в пятиминутной готовности, - резво отозвался карго-коммандер.

-Нет…отставить,- вздохнул адмирал,- куда я без вас в глубоком космосе…наказание откладывается! Астронавигатор-1, готовность к прыжку «длинной руки»…

Раздел:
Настройки просмотра комментариев
#

Хорошо написано. Начал читать и прямо перед глазами корабли Федерации из Звёздных войн с лихой разворотокой сюжета. Если вы это сами написали, товарищ Искандер, то вы талантливы.
В Интернете все привыкли к кратким сообщениям чтоб не напрягаться. Даже название этому придумано – принцип экономии мышления.
А как по мне, то люблю я тексты что заставляют задуматься, такие которые можно читая, видеть.
Пишите продолжение пожалуйста!

Искандер аватар
#

Не сомневайтесь, уважаемый!...Товарищ Искандер писал сам)))

Если ты называешь его Милостивым и Милосердным, то почему же ты не проявляешь ни милости ни милосердия?

#

Вы Искандер, уж не обижайтесь что я по-старинке, товарищем вас окрестил. По мне как-то «господин» чуждо звучит для доброго обращения. Но можно и господин.
Пишете вы действительно здорово!

Отправить комментарий