Знаки исполнения времён. Аналитика и размышления
Последние комментарии
Сейчас на сайте
Сейчас на сайте 0 пользователей и 5 гостей.
mid аватар

И про Пелевина...


Книги Пелевина переведены на все главные мировые языки, включая японский и китайский. За права на перевод его произведений бьются ведущие издательские концерны мира. Пьесы по его рассказам с успехом идут в театрах Москвы, Лондона и Парижа. Рассказы и повести включены в школьную программу обязательного чтения. French Magazine включил Виктора Пелевина в список 1000 самых значимых современных деятелей мировой культуры (Россия в этом списке, кроме Пелевина, представлена только кинорежиссером Сокуровым).

Роман Виктора Пелевина "Священная книга оборотня" это современная сказка.
Героиня, от лица которой ведётся повествование, - лиса-оборотень. Что-то из китайской мифологии. Зовут её - если по-китайски, "Лиса А" или "А-лиса". А лиса по-китайски звучит как «хули». У неё есть хвост, который работает чем-то вроде антенны, наводящей на людей морок. Живёт она в Москве, зарабатывает проституцией - как повелось у этих лис многие тысячи лет назад, потому что они питаются высвобождаемой сексуальностью клиентов. В физический контакт с клиентом, разумеется, не вступает. Достаточно вовремя удалиться в ванну, выйти оттуда с распушённым хвостом (в обычном состоянии он почти не заметен) и, показав мужчине свой чудо, погрузить его в мир сокровенных сексуальных грёз. У неё есть сёстры - другие лисы, живущие в других странах, и, каждая по-своему, окучивающие других мужиков.
Уже с первых страниц книги героиня попадает в цель ситуаций полукриминального характера, выводящих на неё спецслужбы и, в частности, генерал-лейтенанта ФСБ Александра, который оказывается волком-оборотнем, вервольфом. У них, говоря без обиняков, состоится самая настоящая любовь. В контексте философии "Священной книги оборотня" её можно назвать метафорой слияния мужского и женского космических начал. Но это только начало, дальше вы почитаете сами.

Три года назад Дмитрий Быков в «Огоньке» спрашивал, почему молчит Пелевин? И сам же отвечал: «Чтобы он заговорил, что-нибудь должно измениться. Реальность должна сойти с мертвой точки, которую Пелевин почувствовал и описал...»
Реальность сдвинулась. Пелевин заговорил. Если в предыдущем большом произведении («ДПП(NN)» «Диалектика Переходного Периода из Nиоткуда в Nикуда») он констатировал смену парадигм нашего общества (в самом деле: Куда братки-то подевались?), то сейчас он отмечает наш переход в Эпоху Водолея. «Священная Книга Оборотня» об этом. Маги и оборотни живут вокруг нас. Окружающую действительность мы творим сами...
Так ё-моё! Что-ж мы натворили-то? «Ночного Дозора» насмотрелись? Или еще хуже, Дэна Брауна начитались?
Пелевин всегда в курсе последних трендов. Можно не сомневаться, если он чему-то уделяет внимание, то это больная точка общественного сознания. А сейчас оно заморочилось на неправильно понятой эзотерике. Колдуем, врачуем...
А Родину Пелевин любит, что бы там не говорили всякие «Наши» и «Идущие». И сказки он в детстве читал. «Крошечка-Хаврошечка» трансформировалась у него в столь пронзительный образ, что забываешь про цинизм Пелевина. Что такое цинизм? По-моему - просто смелость называть вещи своими именами. По недоразумению он попал в тройку «Пелевин-Акунин-Сорокин». ПВО - не столько аналитик и интерпретатор, сколько чистейший, подлинный лирик. Вот почему Пелевина - особенно ранний, сказочный его период - так любят дети. Это на самом деле проба безошибочная - дети не будут читать плохую литературу.
Хотя «Священную Книгу Оборотня» я бы детям давать не стал. Именно из-за Этого. Ну вы поняли... Мировоззрение должно устояться, взгляды - сформироваться. Пелевин - чтение для взрослого человека. А души подрастающего поколения уже поломаны телепузиками, покемонами, Бивисом, Батхэдом и «South Park»ом.
Сергей Чернов 18.01.06

Отправить комментарий