Знаки исполнения времён. Аналитика и размышления
Последние комментарии
Сейчас на сайте
Сейчас на сайте 0 пользователей и 1 гость.
mid аватар

Новый сценарий войны. Украина. Часть 2.

Силам ВДВ в этой стратегии придавалась особо значимая роль. В США только начинают разрабатываться концепции легких мобильных сил (программа мобильных бронированных машин FCS и формирование «легких бригад»), способных решать вопросы вмешательства на удалении максимально дешевыми средствами. А у России уже давно подобные силы имеются — это ВДВ. Осталось только совершенствовать их структуру, вооружение и поддерживать боеготовность на должном уровне.

Войска ВДВ должны были стать постоянно воюющими в разных частях света боевыми единицами, ибо именно таким образом они могли оправдать вкладываемые в них огромные средства. В будущем планировалось оснастить их боевыми роботами, но пока дело ограничилось тем, что единицы техники и отдельные подразделения были связаны в единую структуру, своего рода нейронную сеть. Степень интеграции общего информационного контура планировалось повышать постепенно, от модернизации к модернизации. Новые, более компактные процессоры и носители информации, более миниатюрные батарейки — всё это хозяйство требовало постоянного технологического совершенствования, чтобы оставаться на острие прогресса.

Военная электроника всегда отличалась от гражданской тем, что её компоненты должны быть устойчивыми к действию высоких и низких температур, вибрациям, к радиации и электромагнитному излучению ядерного взрыва. Отставшая в 90-е годы от конкурентов, ещё пять лет назад Россия была аутсайдером в военной электронике, не говоря уже о гражданской. Однако, вовремя вложив средства в наноразмерную электронику, России удалось обойти на очередном технологическом витке своих главных соперников. Правда, пока не всех: несмотря на углубляющийся экономический кризис США по-прежнему, как и в советские времена, несколько опережали Россию в области военной электроники. То, что в США внедрялось сегодня, российские военные получали только через 2-3 года. Сержант вошел в казарму.

«Ну, что, повоюем?», — весело подмигнул сержанту его товарищ по службе, когда он вошел в свою комнату. В комнате они квартировали вдвоем. Товарищ стоял перед зеркалом, примеряя новую выходную форму десантников и прихорашиваясь. «Прям, как девушка, « — подумал сержант. — Что ж, сфотографируешь меня в последний раз? — заржал товарищ, приведя прическу в надлежащий вид. Сначала сержант воспринял слова товарища «повоюем», как обычную шутку, но теперь забеспокоился: «Случилось чего?... спросил он неуверенно. — «Как, ты не слышал вчерашнее выступление нашего президента?» — товарищ удивленно поднял брови. «Россия не будет терпеть…», ну, и так далее. Сегодня все об этом только и говорят…».

Сержант смотрел вчерашнее выступление президента России по центральному государственному телеканалу, но не смог припомнить в нем ни одного тревожного момента. Обычные слова о том, что государство «обязуется и впредь обеспечить дальнейший рост благосостояния трам-пам-пам», «граждане получат высокооплачиваемую работу фью-ить», «морской флот и дальше будет бороздить просторы мирового океана трюм-трюм». Телеканалы как обычно вырезали те слова президента, которые могли вызвать «ненужное» беспокойство зрителей, заставить граждан задуматься о чем-то большем, чем кока-кола, попкорн и попса…

КУЗНИЦА СОВЕТСКИХ ТАНКОВ

Танковый завод, находящийся в одном из крупнейших городов бывшей союзной республики, был когда-то гордостью советского машиностроения. Именно здесь был разработан лучший танк Второй мировой войны. Впрочем, знаменитое конструкторское бюро включало выходцев со всего Союза. Конструкторское бюро завода вместе с ним побывало в эвакуации, однако и дальнейшем не потеряло своего новаторского блеска. И именно на этом заводе был усовершенствован, а затем и запущен в производство последняя, и наиболее современная серия танков Советского Союза. На нем была установлена наиболее прогрессивная на тот момент круглосуточная система огневого контроля, и противовоздушная крупнокалиберная установка с контролем изнутри башни, которые станут устанавливать на западные танки лишь спустя два десятилетия. А плоский, похожий на чемодан, двигатель новой модификации и по сей день остаётся более мощным на единицу своей массы и надежным, чем любой западный серийный танковый двигатель.

После развала союзного государства завод остался фактически без хозяина. Новая власть старалась распродать всё, что только можно, и как можно больше понравиться своим новым «сахибам». Производство лучших в мире танков — а во время принятия их на вооружения в конце 80-х годов именно так и обстояло дело — не входило в планы «самостийного», а на деле полностью подконтрольного зарубежью, руководства. Несмотря на это коллектив завода начал бороться за его выживание. Заветной мечтой людей была надежда на то, что когда-нибудь власть образумится, восточные славяне вновь придут к той или иной форме союза, и продукция завода вновь окажется востребованной.

Генеральный менеджер танкового завода выглядел необычно возбужденным. Тревога в его сердце смешивалась с чувством назревающих перемен, которое он не ощущал уже более 20 лет. За это время в его стране — небольшом периферийном осколке великой империи — многое менялось, происходили выборы и цветные революции. Но перемены не приносили радости, и воспринимались, скорее, как неизбежное зло. Теперь все будет по-новому. Наконец-то его завод сможет приносить пользу народу, а не работать на противника. Его предшественник был уволен особым приказом прозападного президента за то, что отказался передать американцам четыре новейших танка, разработанных в заводском КБ. Эти танки соответствовали, а если быть совсем уж честным — даже слегка превышали по своему уровню бронированию наиболее современные российские танки Т-90А. И американцы хотели испытать их на Абердинском танковом полигоне. После увольнения директора четыре танка все равно ушли в Америку. Такого предательства власти многие работники завода простить не могли…

В свою очередь американские разработчики из компании «Дженерал дайнэмикс» на полигоне провели на привезенных танках испытания своих подкалиберных снарядов с урановыми стержнями, и выяснили, что ни один из них броню новых танков не пробивает. Американцам пришлось разрабатывать новый, более длинный урановый стержень, но и после этого динамическая защита нового поколения направленным подрывом сверхпрочных пластин ломала атакующую стрелу из обедненного урана. В конце-концов американцы пришли к выводу, что в стандартном натовском танковом калибре 120 мм разработать снаряд, уверенно пробивающий русские танки, невозможно. Нужно либо увеличивать калибр, либо придумывать что-то принципиально новое.

В результате для борьбы с русскими танками последнего поколения был предложен новаторский комбинированный ракето-снаряд, который разгоняется до гиперзвуковой скорости, а затем ещё и выстреливает в танк урановым стержнем. Впрочем, масса этого снаряда, не говоря уже о стоимости, оказалась запредельной для имеющихся платформ, что потребовало бы новых гигантских капиталовложений в эту программу. Американцы решили, что пока количество русских танков наиболее современной генерации не превысило и полутысячи, вопрос борьбы с ними может быть оставлен на уровне опытно-конструкторских разработок. На этот раз хитрым русским не удастся втянуть Америку в ещё один истощающий виток гонки вооружений, — подумали в сенатском комитете по вопросам обороны, где вопрос о серийном производстве нового оружия был рассмотрен…

Менеджер танкового завода шел по длинному коридору. Слева и справа кто-то с ненавистью замазал черным спреем надписи на новых табличках, сделанные на «незалежном» языке. Такое происходило теперь по всему городу: чья-то неведомая рука портила надписи на госучреждениях, а кое-где и била вывески на магазинчиках. Впрочем, слишком много бить не пришлось: хозяйчики смекнули, куда ветер дует, и вскорости сами начали активно заменять свои прежние вывески на вывески на русском. Те же бизнесмены, которые в своё время не спешили выполнить очередной маразматический указ власти о «национальном языке», теперь посмеивались над своими … коллегами. Когда-то в школе он тоже с удовольствием изучал «ридный» язык, хотя идея изучения языка, на котором почти никто не говорит, и казалась ему странной. Теперь из-за десятилетия языкового насилия ситуация изменилась, и он с видимым удовлетворением смотрел на проказы своих сотрудников. Он зашёл в один из кабинетов, и открыл сейф. Там на электронных носителях находились чертежи и технологии производства. Он извлек из портфеля ноутбук, и стал переносить информацию туда, тщательно «затирая» носители последовательностью из нулей и единиц. После того, как дело было сделано, он возвратил заводскую библиотеку данных в сейф. Теперь его завод уже никогда не сможет работать на врага…

КОМБАТ

Командир танкового батальона дивизии, расквартированной в Подмосковье, размеренным шагом шел по расположению части. У дежурки стоял караульный.

– Где ротный? Сюда его!

– Так Вы же сами приказали его расстрелять за пререкания! — бодро ответил сержант.

Комбат ускорил шаг и вскоре был у ангаров с танками. Ротный сидел на танке и изучал книжку ТОИЭ («Техническое обслуживание и эксплуатация танка»). Двое бойцов тащили куда-то гидравлический подъёмник. Только тут комбат понял, что караульный сказал ему неправду. «Ротный, ко мне!», — отчеканил комбат. У него в подчинении были около полторы сотен военнослужащих, имелись 31 танк, ремонтно-эвакуационная машина, БМП и БТР управления и связи, а также два десятка грузовиков КАМАЗ. Все это хозяйство нуждалось в постоянном обслуживании, ремонте, пополнении и замене запчастей. Личный состав также периодически обновлялся, и его надо было дообучать.

Подготовка молодых офицеров танковых войск в училищах была недостаточной. В российской армии состояло на вооружении четыре технически и эксплуатационно отличающихся друг от друга танковых семейства: Т-62, Т-80УД и Т-72/Т-90, а также семейство с газотурбинным двигателем Т-80Б/У. Знать «на зубок» техническое обслуживание всех находящихся на вооружении танков было просто невозможно. Да и не было в том необходимости, поскольку, в каждой из частей были, как правило, танки только одного семейства. И этот офицер тоже проходил учебу на газотурбинных танках Т-80У, а после служил в другой части, но судьба так сложилась, что теперь ему приходится командовать ротой танков Т-90А. Поэтому он весь день находился в ангаре возле танков, самостоятельно и с помощью других офицеров штудируя эксплуатацию броневых махин.

«Пополнить все запасы, пайку на три дня и проверить всю амуницию», — отчеканил комбат, когда ротный подошёл. Комбат сам был ротным во вторую Чеченскую кампанию, и хорошо представлял себе техническую сторону дела. В боях за Грозный он был контужен, но возвратился в часть и вскоре получил повышение. «Время «Ч» уже известно командованию», — добавил он, понизив голос. Временем «Ч» в армии называют время начала операции. Но некоторые шутники объясняют время «Ч» более образно: как момент, когда я-ца первого военнослужащего зависают над первым окопом противника.

СМЕРТЕЛЬНЫЙ УКУС

Американский полковник был поражен случившимся, и не понимал, что произошло.

Двое из его подчиненных, стоявших в карауле были мертвы. Их тела теперь должны были принести в подвальное помещение в здании, которые с недавних пор занимали американские военные. Специальным самолетом с базы в Румынии будет доставлен патологоанатом, который должен провести вскрытие и установить причину смерти. Как бы то ни было, произошедшее не сулит ничего хорошего, и теперь полковник был озабочен тем, что писать в докладе своему начальству.

Американский взвод специальной охраны, состоявший их военнослужащих «морских котиков» был направлен для несения дежурства на стратегическом объекте N в далеком славянском государстве. Это было предприятие, которое изготовляло теперь космические ракеты, в советские времена занималось разработкой и производством стратегических ракет — носителей ядерного оружия. И по сей день ракеты, изготовленные на этом предприятии, несут дежурство в составе войск стратегического назначения Российской Федерации. По старому соглашению двух правительств, специалисты данного предприятия продолжали осуществлять гарантийное обслуживание носителей, приезжая для этого в российские воинские части. Хотя, конечно, они и не были посвящены в детали изготовления святая святых — ядерных боеголовок, стоявших на этих ракетах.

Американцев позвал сюда прозападный демократический президент, которому померещилось, что русские хотят выкрасть какие-то секреты производства ракет, возможно, чтобы начать производить их самим. Своей охране он, видите ли, не доверяет, поскольку «страна полна московскими шпионами». Американскому полковнику эта идея не нравилась. По мысли американцев, европейские страны НАТО, а также те страны, которые желают туда вступить, нужны Америке для того, чтобы помочь ей защитить собственную территорию. То, что руководитель страны, которая даже не вступила в НАТО, имеет наглость требовать охраны каких то своих заводов, которые только конкурируют с американской промышленностью, казалось полковнику неслыханной дерзостью. «И как Пентагон дал на это согласие?!», — сокрушался он.

Работать здесь американцам приходилось, чувствуя холодную ненависть местного населения. Солдаты, приходившие из увольнительных, часто жаловались, что проходящие мимо них местные девушки демонстративно, ничего не говоря, плюют им под ноги. Он и сам физически ощущал свинцовые взгляды рабочих в его затылок, когда по территории завода обходил расставленные по периметру посты наблюдения. И вот — первые потери…

Патологоанатом медленно наклонился над обнаженным мертвым телом, тщательно осматривая его со всех сторон. На первый взгляд, все было на месте, не было видно никаких синяков, ничего, хотя бы отдаленно напоминающего странгуляционную борозду на шее, говорящую о том, что обладатель шеи был задушен. И вдруг он заметил на затылке, на самой границе волосистой части головы, две маленьких кровавых точки. Они чем-то напомнили ему проявления чесотки, которую в изобилии подхватывали американские солдаты в Ираке и Афганистане от местных проституток. Микроскопический клещ, живущий под кожей, оставляет два отверстия рядом — входное и выходное. Испражнения клеща вызывают у человека местную аллергию, и отверстия становятся видимыми, превращаясь постепенно в расчёсы. С трупами американских солдат, погибшими в горячих точках, он уже имел дело, и чтобы не подхватить скабиес — так в Америке называется чесотка — он всегда надевал резиновые перчатки. Некоторые его коллеги пренебрегали этим принципом, и потом очень долго чесались. Впрочем, от мертвых солдат можно было подхватить и что-либо похуже, например, ВИЧ или гепатит. Главная защита в таком случае, не перчатки, а предельная осторожность, ведь даже в резиновых перчатках можно случайно порезаться или наколоться.

Странная пара точек на затылке вызвала у американского специалиста ещё большее удивление, когда он, пощупав, обнаружил под ними небольшое уплотнение — гематому, образовавшуюся, по-видимому, от мелкого кровоизлияния. Он решил оставить на время эту загадку и начать собственно вскрытие. Разрезав привычным движением кожу от шеи до пупа, он оттянул её вместе с подкожной жировой клетчаткой в сторону, и налегая на нож, двумя уверенными движениями отсек хрящи рёбер от кости грудины. И тут обомлел: органы грудной клетки представляли собой одно сплошное кровавое месиво. Недолго порывшись в средостении, патологоанатом вскоре обнаружил у стенки и виновницу происшествия — тонкую, вытянутую, как клюв журавля, пулю, примерно того же калибра, что и пули штурмовой винтовки М-16, но по форме совершенно непохожую на американские. В отличие от мягких, распадающихся в теле, американских пуль, эта и после долгого путешествия в теле не потеряла своих очертаний.

Во всей этой катастрофе, произошедшей в грудной клетке, оказывается, была виновата одна единственная пуля! Вскрыв черепную коробку, он увидел и ужасные последствия работы её напарницы. Выходит, две пули, вошли в тело совсем близко одна от другой, в области затылка. Однако вместо того, чтобы застрять в позвоночнике или продолжать своё движение вперед навылет, одна повернула вниз, а другая — вверх. У второй жертвы нападения Американский военный патологоанатом знал только один вид пуль боевого оружия, который мог вести себя подобным образом и только один вид автоматического оружия, способный обеспечить столь феноменальную кучность стрельбы двойками. Это были пули патрона 7Н6 калибра 5,45 мм со смещенным назад центром тяжести. Выпущены они могли быть только из автомата АН-94 «Абакан», принятого на вооружение в спецподразделениях и некоторых частях РА высокой боеготовности. «Русские…» — подняв голову, мрачно сказал он стоявшему у стола полковнику…

Американский полковник не знал, что от него на расстоянии всего 500 метров затаившаяся в заброшенном гараже группа спецназа ГРУ ожидала автомобиль резидента, который должен был отвезти её к месту прибытия вертолета. Усталый капитан докладывал по спутниковому телефону об успешном выполнении задания: «Произведена выемка документов. Потерь нет».

ТАНКИ ПРИЛЕТЕЛИ…

Освобожденное население радостными криками приветствовало российских танкистов от самой границы.

Но были и редкие недоброжелатели: из остановившегося на перекрестке шоссе автомобиль с явно не местными областными номерами неожиданно выскочил водитель и увидев русские танки что-то закричал и стал убегать в сторону леса. За ним немного погодя последовала какая-то толстая баба, сумевшая лишь с большими усилиями извлечь своё роскошное сало из салона. Командиры танков, при виде столь забавной картины, весело расхохотались. У всех было хорошее боевое настроение. Продвинувшись вперед на 200 км, танковому батальону Кантемировской дивизии было приказано взять под свой контроль коммуникации и мосты на пути к столице русофобской державы. На вооружении дивизии ранее стояли танки, произведенные на прославленном танковом предприятии ставшей теперь «незалежной» державы. Именно эти танки приняли участие в ельцинском конституционном перевороте и расстреле народного восстания в 1993 году.

Комбат никак не мог понять, почему, когда речь идет о подавлении собственного народа, в столицу вводятся самые современные танки, а когда речь идет о войне с сепаратистами, на Кавказ посылаются лишь танки устаревших модификаций, да и то, с частично снятым бронированием, без современных систем защиты и без ночных прицелов.

Эта загадка мучила его уже более десяти лет. «Да, не берегут, не берегут у нас жизнь солдата… Танки берегут, материальную часть берегут, а солдата нет», — любил он иногда порассуждать. «Солдат погиб, и нет его, есть не просит, пенсии платить не надо. А за танк отчитайся. За потерю техники командира по головке не погладят…»

Впрочем, в последнее время, со сменой власти в Кремле, положение, кажется, стало меняться. Вместо прежних танков, которые было трудно поддерживать в надлежащем техническом состоянии из-за того, что завод-изготовитель теперь находится заграницей, на вооружение Кантемировской танковой дивизии поступили танки Т-90А российского производства. Их тепловые прицелы позволяли вести бой днем и ночью на дистанциях до 5 км. Правда, матрица тепловизора была все таки французского производства, поскольку российские аналоги несколько уступали по своим характеристикам. Впрочем, кроме французской тепловизионной камеры, танк был полностью отечественным. И в этом смысле — более аутентичным, чем американский М1А2 «Абрамс», пушка которого была германской.

Теперь прославленная в боях 1942-го года под станцией Кантемировка 4-я гвардейская (Кантемировская) танковая дивизия регулярно проводила учения. Свою технику танкисты с гордостью показывали на Красной площади во время ежегодных парадов на День Победы.

Когда-то танков в стране было значительно больше. Только в Восточной Европе, в странах-членах Варшавского договора, постоянно находились в боевой готовности около 8500 танков. А всего на вооружении СССР было около 50000 танков. Сейчас столько танков просто не нужно, поскольку изменилась военная доктрина.

Огромное количество танков имело определенный смысл для СССР, который принял на себя в одностороннем порядке обязательство не применять ядерной оружие первым. Но теперь Россия не собиралась доводить дело до крупномасштабной войны обычными средствами, которая могла бы сопровождаться большими потерями среди личного состава. В случае угрозы российской территориальной целостности или жизненным интересам уже на ранних стадиях конфликта должно было быть применено тактическое ядерное оружие. Это касается, как западного, так и восточного стратегических направлений…

Внезапно, внимание комбата привлекла вспышка слева по курсу на 10-ти часах. И тут же снаружи раздался звонкий взрыв — сработал элемент динамической защиты. Танк тряхнуло. «Танки противника спереди», — заорал он по радиоканалу: «Батальон развернуться в боевой порядок огонь!». Танки стали резко съезжать с шоссе, влево и вправо, сбивая зазевавшиеся иномарки «новых славян». Со стороны невидимого противника, развёрнутого в лесочке на расстоянии около трёх километров, посыпался град подкалиберных снарядов.

Как потом оказалось, это была бронетанковая бригада Войска Польского, прибывшая на подкрепление частям армии президента-русофоба. Вернее — тем частям, которые всё ещё сохраняли ему верность. На вооружении бригады были недавно закупленные в Германии танки «Леопард-2» версии А4. Всего двумя партиями Польша успела закупить около 250-ти этих машин.

Закованные в броню «бронтозавры» холодной войны были на целых 15 тонн тяжелее танков Т-90А, однако российские оружейники путем умелой экономии внутреннего объема и использования реактивной брони сумели достичь более высокой степени защиты. Впрочем, защита танка — вещь вероятностная, и кроме брони тут играют роль и разные другие факторы.

Комбат отлично помнил, что по точности германская танковая пушка превосходит российскую. Посмотрев в перископ прицела и убедившись, что передним именно «Леопарды», он сразу догадался, что с такого расстояния противник будет стремиться попасть в ослабленные зоны башни российских танков. И действительно, два танка из его батальона остановились. Вольфрамовые сердечники германского подкалиберного снаряда DM63 пробили танкам ослабленную зону, находящуюся справа от пушки, и буквально растерзали тела командиров. Пострадали и другие члены экипажа. Впрочем, подрыва боекомплекта не произошло: система пожаротушения сработала штатно. В течении менее, чем одной секунды возникшее пламя было потушено автоматикой.

Тем временем комбат вместе со своим батальоном быстро шел на сближение с вражеской бронегруппой неизвестной численности. Он приказал ускорить движение с 35-ти до 50-ти километров в час, при этом двигаясь не прямо, а бросками влево и вправо. Танки продолжали стрелять, но при такой скорости на пересеченной местности стабилизатор орудия уже не справляется со своей задачей, и точность стрельбы значительно ухудшается. Однако комбат хотел поскорее преодолеть опасный разрыв в возможностях, который существует между танками Т-90А и «Леопард-2» на дистанциях от двух до трех с половиной километров. Если с расстояния 4-5 км российский танк может безнаказанно расстреливать германский своими управляемыми противотанковыми ракетами 9М119М1 «Инвар-М», запускаемыми прямо из ствола орудия, то на несколько меньшем расстоянии немец способен опережать Т-90А за счет большей точности стрельбы подкалиберными снарядами. На коротких дистанциях разница в точности пушек уже не сказывается, и более маневренный и низкий российский танк опять получает фору.

Источник: ]]>ИРАКВАР]]>
Продолжение на следующей странице.

Раздел:
Отправить комментарий