Знаки исполнения времён. Аналитика и размышления
Последние комментарии
Сейчас на сайте
Сейчас на сайте 0 пользователей и 1 гость.

ДИКТАТУРА БЕЗУМИЯ

Ирина МЕДВЕДЕВА, Татьяна ШИШОВА

Очень многие вещи, о которых мы сейчас пишем, стали нам понятны далеко не сразу, порой через годы после какого-то первого импульса. Что это был за импульс, трудно объяснить, но, как правило, все начиналось со смутного чувства: неловкости, беспокойства, внутреннего протеста... Логически мы обосновать этого дискомфорта не могли, а в случае, о котором сейчас расскажем, даже поначалу стыдились своей негативной реакции.

Необычный конгресс

Летом 1994 года, приехав на Международный конгресс по социальной психиатрии в Гамбург, мы увидели странную картину: заметное число делегатов конгресса выглядели как душевнобольные.

“Удивительно! Почему западные врачи так похожи на своих пациентов?” — подумали мы.

Но вскоре выяснилось, что это натуральные пациенты. Мы снова изумились: как можно показывать больных людей огромному залу, будто зверюшек в цирке?

Западные коллеги снисходительно улыбнулись стереотипности нашего мышления и объяснили, что мы являемся свидетелями величайшего гуманисти­­ческого эксперимента. Впервые на научном конгрессе пациенты психиатрических клиник, в том числе и страдающие глубокими расстройствами, будут делать доклады наравне с корифеями медицины. И они действительно их делали, перемежая подробные описания бреда и галлюцинаций с яростной критикой врачей и методов лечения, а также требуя для себя права на вождение машины, на работу в суде и прочих органах власти. Поведение врачей тоже, впрочем, было для нас непривычным. Они все время что-то жевали, пили воду из бутылочек, громко переговаривались, вставали посреди выступ­лений — даже когда доклад делал ученый с мировым именем! — и косяками выходили из зала. Очереди за кофе и бутербродами в рабочее время и в перерывах были практически одинаковыми. Слушая же выступления пациентов, врачи почему-то очень веселились. Так потешаются дошкольники и младшие школьники, глядя на клоунов, дубасящих друг друга надувными молотками. Подобная бестактность шла вразрез с нашими представлениями о врачебной этике, но мы и это списали на совковую стереотипность.

В последний же день произошло нечто и вовсе не вообразимое. Больные, на которых вся эта непривычная обстановка действовала возбуждающе, совершенно растормозились и уже без приглашения валом повалили на сцену, пытаясь дорваться до микрофона. Индианка с черными распущенными волосами, в ярком экзотическом наряде, завывала, размахивая руками, которые были от плеч до запястий унизаны сверкающими браслетами. Так, наверное, неистовствовали древние пифии, впадая в экстаз. Другой, местный, пациент (вернее, клиент — на конгрессе много говорилось о том, что из соображений политкорректности больных теперь нельзя называть пациентами, поскольку это ставит их в подчиненное, а значит, униженное положение) кричал, что ему в Германии тесно, не хватает свободы. И грозился сбежать в пампасы. А потом, оборвав себя на полуслове, запел песню тех самых пампасов или, может быть, прерий и принялся изображать ковбоя верхом на лошади. Но вскоре и песня была прервана, потому что любитель свободы подбежал к старому профессору, восседавшему в президиуме, и начал его душить. Устроителям пришлось поступиться правами человека, и раздухарившегося ковбоя вывели из зала. Но не успели мы перевести дух, как на сцену выскочила девица, которая, не претендуя на микрофон, с разбега плюхнулась на колени к другому члену президиума (он был гораздо моложе первого) и быстрыми, ловкими движениями стала его раздевать. Зал взревел от восторга. Сквозь хохот, свист и ободряющие выкрики психиатрической братии доносились обрывки фраз: “Что мы тут делаем?.. Дорогой, мы только теряем время... Пойдем отсюда... Мы нужны друг другу...”

Тут уж мы не выдержали и, плюнув на политкорректность, сказали немецкой коллеге, которая нас опекала на конгрессе: “Зачем было привозить сюда эту больную женщину? У нее же острый психоз”.

Коллега отреагировала неожиданно и с заметным раздражением:

— Откуда вы знаете, что это больная? Вы что, ее тестировали? Может, она как раз психиатр, подруга доктора Крюгера...

Мы пристыженно замолкли, ведь и вправду не тестировали... А то, что видно невооруженным глазом, так это у кого какое зрение...

Но тут нашу подмоченную было репутацию спас сам полураздетый доктор Крюгер (назовем его так). Отстраняя непрошеную возлюбленную, он изви­нился в микрофон перед залом за то, что больная разволновалась и ведет себя несколько аффектированно.

Что было дальше, мы, честно говоря, помним слабо. Осталось лишь впечатление кошмара, какого-то всеобщего беснования. А еще в опухшей голове промелькнула мысль, что на следующем конгрессе душевнобольные, наверное, будут уже сидеть не только в зале, но и в президиуме. А через раз полностью захватят власть, обретя полномочия устроителей. Ведь с их маниакальным напором они сметут на своем пути любую преграду.

Тогда нам эта мысль показалась скорее юмористической. Во всяком случае, мы не стали ее развивать. Но теперь, глядя на то, что происходит вокруг, как-то очень живо припомнили свои гамбургские впечатления и подумали, что все это скорее грустно, нежели смешно. А главное, совсем не так далеко от истины, как нам казалось в начале 90-х. На конгрессе была воочию явлена одна из важнейших тенденций современного переустройства мира — стирание границ между безумием и нормой.

Догоняя Америку

Вообще-то разговоры о том, что нормальных людей в принципе не существует и что никто не знает, где кончается яркая личность и начинается личность психически нездоровая, велись давно. Мы, во всяком случае, помним подобные сентенции с самого детства. А кому незнаком расхожий миф о том, что безумие сопутствует гениальности? Во времена застоя критическое отношение к психиатрии среди нашей интеллигенции усугублялось еще и практикой помещения диссидентов в сумасшедший дом. Случаев таких было не столь много, как принято думать, но зато они получали громкую огласку, ибо в брежневское время в “железном занавесе” появились бреши: кто-то слушал радиостанцию “Голос Америки”, кто-то читал самиздатовскую литературу. И даже тогда, когда диссидент действительно был психически не вполне нормален, на это закрывали глаза, потому что восхищение храбростью человека, который подвергал себя риску “во имя всеобщей свободы”, перевешивало все остальные соображения.

Поэтому когда в перестройку разрешили сниматься с психиатрического учета по желанию или вовсе не вставать на учет, общество восприняло это законодательное послабление как торжество попранной справедливости. Казалось, что политические борцы наконец получили право снять с себя ложные обвинения. Но на деле вышло, что с учета снялось огромное количество настоящих больных, ведь один из признаков серьезной душевной болезни — это снижение критики. Больной неадекватно оценивает свое состояние, считая себя абсолютно здоровым, а близких, советующих ему лечиться, сумасшедшими или злодеями.

Мы часто склонны превозносить свою самобытность и первенство даже в каких-то отрицательных вещах. По логике “наши паралитики — самые прогрес­сивные”. Но в данном случае подобную логику легко развенчать. В 1997 г. петербургское издательство “Питер Пресс” выпустило книгу американского автора Э. Фуллера Торри “Шизофрения”. В ней, в частности, рассказывается о так называемой деинституциализации — разгосударствлении психиатри­ческой помощи в США — процессе, включавшем в себя, в частности, и резкое сокращение пациентов в государственных психиатрических больницах. Эта политика стала набирать в Америке силу с начала 60-х гг., как раз тогда, когда пошла разработка социальных проектов, вроде бы совсем разных и независимых друг от друга, а на самом деле имеющих одну цель — построение глобалистского общества.

“Масштабы деинституциализации, — пишет автор, — с трудом поддаются восприятию. В 1955 г. в государственных психиатрических клиниках насчиты­валось 559 тыс. хронически больных. Сегодня их менее 90 тысяч. Численность населения в период с 1955 по 1993 г. выросла со 166 до 258 млн человек, а это значит, что если бы на душу населения в 1993 г. приходилось такое же количество госпитализированных пациентов, как и в 1955 г., то общее их число составило бы 869 тыс. Следовательно, в настоящее время примерно 780 тыс. человек, т. е. более трех четвертей миллиона, которые в 1955 г. находились бы в психиатрических лечебницах, живут среди нас”. И подводит итог, говоря: “90 процентов из тех, кто сорок лет назад был бы помещен в психиатрическую больницу, сегодня в ней не находится”.

По мнению автора, на такое положение дел во многом повлияла нашумевшая книга Кена Кизи “Пролетая над гнездом кукушки”, вышедшая в свет в 1962 г. В России более известен одноименный фильм, снятый по этой книге. С подачи Кизи люди начали путать причину и следствие: госпитализация стала считаться одной из серьезных причин психических заболеваний. И соответственно, в качестве лечения предлагалось просто выпустить больных на свободу. В фильме, как вы помните, эта идея воплощена в образе индейца, убегающего из сумасшедшего дома, который как-то подозрительно напоминает концлагерь. (Так что крик о “карательной психиатрии”, поднявшийся у нас в перестройку, тоже был эхом, долетевшим с другого континента, когда появилась возможность сокрушить психиатрическую службу не только в Америке, но и в Советском Союзе.)

Очень способствовали “освобождению” психических больных, по словам Фуллера, и американские юристы, коих, кстати, расплодилось в те годы великое множество. В главе “Масштабы бедствия” читаем: “В штате Висконсин один такой защитник заявлял, что больной шизофренией — человек, поедавший свои фекалии, — для самого себя опасности не представляет, и судья, приняв сторону защиты, не счел необходимым принудительно лечить больного”. “В качестве награды за свою деятельность, — горько иронизирует Фуллер, — они (юристы) имеют теперь огромное число бездомных, психически больных людей, которые зато свободны — свободны находиться в состоянии постоянного психоза”.

Читаешь эту книгу — и почти все, что в ней написано о разрушении психиатрической помощи, может быть отнесено к нам. Прибавить только надо лет 30 — и получится ситуация в России. Например, Фуллер сетует на то, что услуги психиатров и психологов после разгосударствления психиатрических служб стали для многих недоступными. Специалистов сколько угодно, но они предпочитают заниматься частной практикой. Разве у нас не то же самое? До перестройки все психиатрические службы были бесплатными. Теперь во многих — в том числе детских! — официально лечат за деньги, и немалые.

Сильно возросла стоимость лекарств. Ряд дешевых отечественных препаратов (таких, скажем, как пиразидол, азафен, френолон) исчезли из продажи; перечень лекарств, которые больные с группой инвалидности должны получать бесплатно, теперь сильно ограничен.

Обратите внимание, что даже в таком ультракапиталистическом государстве, как США, психиатрическая помощь еще недавно была бесплатной, поскольку душевные заболевания входили в разряд социально значимых и государство считало своим долгом, с одной стороны, покровительствовать таким больным, а с другой — обеспечивать здоровым вполне законное право на безопасность. Теперь, после смены “курса”, она часто не обеспечивается. “По данным одной из работ, — пишет Фуллер, — за последний год 9 процентов больных шизофренией, не изолированных от общества, в драках применяли оружие. По другим данным, 27 процентов выписанных из психиатрических клиник пациентов, как мужского, так и женского пола, совершили по крайней мере один акт насилия в течение первых четырех месяцев после выхода из больницы. Резко увеличилось также число актов агрессии, совершаемых больными шизофренией против членов их семей”.

Ничего удивительного, что автор называет разгосударствление психиатрической службы “самым крупным провалившимся социальным экспериментом в Америке” и добавляет, что оно “сравнимо по своим последствиям со спуском на воду своеобразного психиатрического “Титаника”.

Тем не менее эксперимент не только не прекращен, но и распространен на другие страны. В том числе на нашу. Результаты соответствующие: огром­ное количество бомжей, нелеченых алкоголиков, которые беспрепятственно терроризируют и взрослых членов семьи, и детей. А малолетние бродяжки, среди которых так высок процент психической патологии? Да и рост тяжких преступлений во многом на совести лукавых гуманистов.

Теперь человек, страдающий серьезным психическим расстройством, может сколько угодно угрожать своим близким. Пока он не привел свою угрозу в исполнение — не смей говорить о принудительной госпитализации. Муж одной нашей знакомой в состоянии психоза бросал с балкона тяжелые пред­меты. И что, его удалось положить в больницу? Как бы не так! Он от лечения отказывался, считая себя идеально здоровым. А жене, когда она пришла в психдиспансер, сказали: “Сожалеем, но ничем не можем помочь. Вот если б он не просто сбросил с балкона телевизор, а пришиб прохожего, тогда — да, мы бы за ним приехали. А в данном случае не имеем права”.

Если еще раз повторить вслед за Фуллером длинное и труднопроизносимое слово, надо отметить, что, деинституциализировав лечение, адепты глобализма институциализировали, как бы огосударствили, узаконили безумие. А попросту можно сказать так: широко раскрыв двери сумасшедших домов, они стараются превратить в дурдом весь мир. Объявив больных здоровыми, прилагают в то же время гигантские усилия к тому, чтобы здоровых свести с ума.

У нас, правда, “процесс пошел” с опозданием на несколько десятков лет. Как-то раз, уже не в Германии, а в Москве, мы долго беседовали с немцем. Разговор был сложным и касался духовных проблем современной жизни. Обычно с иностранцами такие беседы длятся — если вообще возникают — очень недолго. Их это явно утомляет. А наш немецкий гость понимал все с полуслова и был настолько захвачен разговором, что не проявлял ни малейших признаков усталости. И даже, позабыв о европейском этикете, готов был проговорить до утра.

— А что думают по поводу обсуждаемых нами проблем люди вашего круга в Германии? — спросили мы, тайно вздохнув о том, что не встретили там столь близких по духу собеседников.

Лицо немецкого историка омрачилось.

— У меня нет круга. В Германии мне вообще некому это сказать.

— Почему?

Он ответил не задумываясь:

— У нас “промывка мозгов” длится уже более 40 лет, а у вас она только началась. Так что в России еще много нормальных людей, которые способны вникнуть в смысл происходящего.

Прогулки с Ганнушкиным

Что ж, воспользуемся своим преимуществом. Оно, как ни парадоксально, заключается еще и в том, что, наверстывая упущенное, глобализаторы стараются поскорее закачать в нас все “достижения цивилизованного мира”, к которым западные люди привыкали постепенно, в течение полувека. Поэтому плавной смены ценностей в России не произошло, как и тотальной адаптации к новой реальности: у многих она, наоборот, вызывает аллергию и отторжение. Но даже у тех, кто вроде бы хочет вписаться, еще вполне свежа память о том, что в России (да и до недавнего времени на Западе!) традиционно считалось нормой, а что — психопатологией.

Ну а коли так, давайте, пока у нас до конца не отшибло память, посмотрим, как жизненное пространство усиленно превращается адептами глобализации в различные отделения сумасшедшего дома.

Взять хотя бы моду. Проектировщики глобального мира, судя по всему, решили использовать ее в качестве одного из сильнейших средств патологи­зации психики. Да, конечно, мода существовала всегда, но она скорее отражала процессы, происходящие в обществе, а не формировала их. (Скажем, необходимость пользования общественным транспортом вызвала некоторое укорачивание юбок.) С начала же 60-х гг., когда глобалисты заговорили о необходимости произвести в мире “сдвиг культурной парадигмы” и начали активно формировать “культуру рока-секса-наркотиков”, моду стали исполь­зовать в качестве тарана, пробивавшего бреши в массовом сознании. Сперва шла раскачка контрастами: мини-юбки — макси-юбки; брюки-дудочки — широченные клеш; узконосые туфли — квадратные носы; облегающий силуэт — “мешок”. Сначала перемены происходили довольно медленно, поскольку новая мода всякий раз вызывала у старшего поколения шок, общество сопротивлялось. Вспомните хотя бы, сколько дебатов вызывали туфли на платформе или на высокой шпильке. Но со временем мелькание кадров убыстрилось. Не успеешь глазом моргнуть, а мода кардинально поменялась. К концу 70-х гг. в иностранных журналах мод типа “Бурда” писали, что теперь мода может меняться даже в пределах одного сезона: скажем, в начале лета “писк” — платье в крупный горошек, а через месяц — в полоску. Но все же примерно до середины 80-х мода все-таки соответствовала своему главному предназначению, которое состоит в том, чтобы людей украшать. И одежда проектировалась и подбиралась так, чтобы скрашивать, скрывать природные недостатки внешности. Помните, еще совсем недавно не только в модных, но и просто в женских журналах давались советы, как с помощью одежды замаскировать излишнюю худобу или, наоборот, избыточный вес, визуально сузить слишком широкие плечи или расширить чересчур узкие бедра. Конечно, и тогда встречались толстухи, которые напяливали мини-юбку, но они были посмешищем для окружающих. А родные старались образумить модниц с таким дурным вкусом.

Но ближе к концу 80-х стали появляться силуэты и фасоны, которые не могли украсить никакую фигуру, а делали облик нелепым, карикатурным, порою клоуноподобным. Брюки со сборками на животе уродовали даже самых стройных девушек. Женщины ведь всегда заботились о том, чтобы живот скрадывался. Отсюда — просторные народные сарафаны; дворянки, следовавшие европейской моде, наоборот, затягивались в корсет. Но в любом случае демонстрировать большой живот считалось неприличным. А тут даже худышка выглядела пузатой! И вдобавок сужающиеся книзу брюки создавали впечатление огромного отвислого зада. Не дамские брючки, а мечта паяца!

Тогда же сделались популярными и совершенно несуразные мужские наряды. Например, красные брюки, рубашки с кружевными манжетами и гипюровыми жабо.

Кто-то может спросить: “Чем же такая одежда карикатурна? Что в ней клоунского? Жабо очень даже украшает”.

И действительно, жабо — красивый элемент одежды. Только женской, а не мужской.

“А как же графы, маркизы и бароны на балах?” — не унимается спорщик.

Но прошло время графов, маркизов и дворцовых балов. А современный мужчина, который приходил в жабо на работу или давился в перестроечных очередях, отовариваясь маслом по талонам, выглядел, прямо скажем, нелепо. Нелепость же никого не украшает.

Вот и получается, что в моде 80-х уже достаточно отчетливо прозвенели сигнальные звоночки, ведь и карикатурность облика, и стремление походить на существо другого пола, да и анахронизм в одежде — все это психиатрические симптомы.

В последующие же годы в моде все меньше оставалось смешных нелепостей и все больше появлялось нелепостей откровенно безобразных, уродливых и даже пугающих. Высоколобые умники заговорили об эстетике безобразного, искусствоведы — об агонийных (от слова “агония”) формах искусства. Но мы не станем развивать агонийное искусствоведение, на то есть патентованные специалисты, получающие заграничные гранты. Мы лучше посмотрим на новейшую моду с точки зрения психопатологии. Интересно, что бы сказали корифеи русской и советской психиатрии, пройдясь по современным московским улицам, спустившись в метро, заглянув в молодежную дискотеку? Корсаков, Ганнушкин или Кащенко могли бы не устраивать свои знаменитые профессорские разборы для студентов-медиков в стенах психиатрических клиник, носящих теперь их имена. Зачем извлекать больных из палаты и приводить в аудиторию, когда можно выйти на улицу и с приятностью устроить практикум на свежем воздухе?

Вот женщина не просто полная, а с болезненным ожирением. Но она в обтягивающих, больше похожих на рейтузы брюках и такой же облегающей майке. Да, не прошли даром так называемые “fat-show”, фестивали и клубы толстяков, в которых задавали тон звезды эстрады, тоже, мягко говоря, не отличавшиеся худобой. На эту женщину никто даже не обращает внимания. И разве она такая одна? Между тем это яркий пример сниженной критики, сопутствующей серьезным психическим заболеваниям.

Вот старуха в джинсовой юбке, кроссовках и бейсболке с ярко-красным козырьком. Стиль девочки-семиклассницы. Ганнушкин, наверное, квалифи­цировал бы это как старческое слабоумие. Но сегодня за такой диагноз в сумасшествии обвинили бы самого Ганнушкина. Это ж так прекрасно, когда человек не помнит о своем возрасте и в семьдесят пять хочет выглядеть, как в пятнадцать! Значит, он молод душой, не унывает, верит, что у него еще все впереди...

А вот всамделишные пятнадцатилетние. Он в майке без рукавов, которая всегда считалась атрибутом нижнего мужского белья. Голые плечи обезоб­ражены татуировками. На одном плече дракон, на другом — какая-то харя. В ухе масса сережек — по всему периметру ушной раковины. Осветленные, как у женщины, волосы стоят дыбом. Вид довольно кошмарный, но еще уродливей выглядит девица. Синими губами она напоминает покойника, черными ногтями на руках и ногах — того, кто не к ночи будь помянут, а выбритые на голове дорожки похожи на проплешины, которые бывают у страдающих трихотилломанией — очень тяжелым невротическим расстройством, когда больные вырывают у себя на голове волосы, выдергивают брови и ресницы.

Такое явное обезображивание своей внешности называется в медицине “порчей образа”. Оно бывает при весьма серьезных душевных расстройствах. Но если полистать свежие журналы мод, становится понятно, кто индуцирует безумие широкой публике. Журналы причесок будто издаются в помощь ведьмам, чтобы они смогли привести себя в надлежащий порядок перед полетом на шабаш. Все представления о красоте волос вывернуты наизнанку. Всегда ценились пышные, густые волосы. Теперь с помощью особых приемов создается впечатление, что на голове три волосинки. А сколько усилий тратил парикмахер, чтобы добиться аккуратной стрижки, идеально ровной челки! Сейчас же модно стричь вкривь и вкось, сикось-накось. Вдумайтесь в само слова “прическа”. Приставка “при” означает приближение. Волосы чешут, приближая друг к другу и одновременно к голове. Теперь же модную прическу уместнее было бы называть “растрепкой” — неровные патлы еще и старательно хаотизируют. Ну и, наконец, при самых разных модах на прически никогда не оспаривалось, что волосы должны быть чистыми. Теперь их нужно специально засаливать и вдобавок превращать в паклю.

Неопрятность вообще сейчас поднята на щит. Юбки с перекошенным подолом или даже в виде лохмотьев, прорехи на джинсах, специально, художест­венно порванные пятки на чулках, рубашки, торчащие из-под свитеров или нарочно застегнутые не на ту пуговицу, обвислые футболки, трехдневная щетина... Но ведь неопрятность — тоже один из клинических симптомов. А если точнее — одно из важнейших указаний на шизофрению. Психиатри­ческому больному-хронику свойственно забывать, застегнута ли у него одежда, давно ли он мыл голову или брился...

— Да ладно вам пугать! — возмутится читатель. — При чем тут психиатрические хроники? Мало ли как люди выглядят, чтобы соответствовать моде?

Но нельзя соответствовать моде чисто формально. Мазать губы синей мертвецкой помадой и при этом оставаться доверчиво-радостным ребенком. Демонстративность, неряшество, уродство, непристойность моды диктует и стиль поведения. А стиль поведения уже прямо связан с внутренней сущностью человека. Даже те люди, которые рабски не подражают моде, все равно варятся в этом соку и постепенно привыкают к уродству как к новой норме.

Если бы великий Ганнушкин, которого мы оставили проводить воображаемый практикум на московской улице, увидел пьющую из горла пиво беременную женщину в короткой летней маечке, заканчивающейся прямо над огромным голым животом с кольцом в пупке, он бы вынужден был развести руками и признаться своим юным коллегам, что это какое-то неведомое доселе, сложное, полисимптомное душевное расстройство. Зато наши современники вообще никаких болезненных симптомов тут не наблюдают. А что? Нормально! Надо же в чем-то ходить, когда жарко! Живот голый? Подумаешь! Что естественно, то не стыдно. Ну а про пирсинг в пупке вообще смешно упоминать. Это и декоративно, и, может, там какая-то точка акупунктуры в пупке полезная. Да и потом, девушка, наверное, давно пупок проколола и просто забыла колечко вынуть. Замоталась — и забыла, перед родами, сами знаете, сколько хлопот. А пивко пускай хлещет на здоровье, ребеночек тогда будет расти у нее внутри как на дрожжах...

Сколько веков люди помнили, что женщина, которая ждет ребенка, должна вызывать чувство благоговения, ибо прообраз ее — Богоматерь! И даже в безбожное советское время благоговение еще не выветрилось. Часто повторяли вслед за одним дореволюционным писателем: “Будущая мать всегда прекрасна”, с Мадонной сравнивали... И вдруг — разом все позабыли... Прямо какое-то коллективное слабоумие получается, или, в переводе на язык психиатрии, деменция...

Но деменция эта во многом рукотворна. И законодатели мод занимают среди ее творцов далеко не последнее место. На какую головокружительную, олимпийскую высоту подняты представители этой профессии! Кутюрье, которых раньше называли модельерами и модельершами, а еще раньше — модистками, закройщиками и портными, существовали с незапамятных времен. И люди очень даже нуждались в их услугах. Мы уже говорили, что одежда играла важную декоративную роль, особенно в жизни женщин. Поэтому к советам модельеров прислушивались. Но их как-то не принято было спрашивать — тем более в печати и на телевидении! — какая экономика нужна государству, какую сторону следует поддерживать в “военном конфликте” США с Ираком, стоит или не стоит легализовать продажу наркотиков, есть ли будущее у клонирования человека и что целесообразнее: сохранить призыв в армию или перейти на контрактную службу. Люди видят это на экране, слушают по радио, читают и думают: “Он такой умный, такой важный! Вчера показали в новостях, как он присутствовал на праздничном кремлевском обеде. А этот, из Франции, с двойной фамилией, больной СПИДом, одевает королев... он вообще вчера по телевизору рассуждал о будущем планеты, и все ему смотрели в рот... Раз они такие великие, эти кутюрье, все про все понимают, значит, уж в своем-то деле они наверняка академики! Где тут у нас делают пирсинг? Надо идти...”

Как сводят с ума

Наряду с модными закройщиками “стилистами жизни” назначены теперь эстрадные певцы и популярные ведущие. Тут уже модели поведения трансли­руются не опосредованно через модели одежды, а напрямую. И представляют собой широчайший спектр психических отклонений, извращений (на профессиональном языке — девиаций и перверсий). Эстрадные певцы были популярны и раньше. Но даже если кто-то из них вел себя несколько экстравагантно, то, с поправкой на профессию, это не выходило за пределы нормы. Теперь же, по признанию самих артистов, если у тебя нет извращения или хотя бы какой-то “сумасшедшинки”, приходится что-нибудь себе придумать. В противном случае забудь о карьерном росте.

Попробуйте однажды посмотреть на экран отстраненным взглядом. Пожалуй, для этого даже лучше выключить звук, чтобы зрительный ряд проступил более выпукло. Часто уже немолодой артист или артистка задирают ноги выше головы, порывисто сбрасывают с себя одежду на сцене (страсть к пуб­личному обнажению называется эксгибиционизмом), скачут козлом, дергаются в конвульсиях на манер тяжелейшего неврологического заболевания — пляски святого Витта, или болезни Паркинсона. У них выпученные глаза, как у больных в состоянии острого психоза. Ну а если включить звук, то послышатся крики, вой, стоны, хрипы, и мы поймем, что имеем дело с безумием, которое старательно индуцируется залу.

И публика тоже начинает дрыгаться, свистеть, улюлюкать. Безумие заразительно, так что весь концертный зал, а то и стадион на время превращается в огромное буйное отделение сумасшедшего дома.

А вспомним молодого ведущего появившейся в конце 90-х музыкальной телеигры “Угадай мелодию”. Поначалу многие люди недоумевали, почему этот симпатичный парень все время принимает неестественно-вычурные позы. Почему его деревянная пластика напоминает пластику тростниковой куклы с острова Ява или движения в брейк-дансе? Люди более продвинутые успокаивали себя и других тем, что таков нынешний западный стандарт. Но ведь это тоже по существу ничего не объясняло. И лишь человек, профессионально знающий психиатрию, явственно видел перед собой очень точную, грамотную имитацию каталепсии — специфической пластики при определенных формах шизофрении. Невыносимо было смотреть на потуги участников передачи, которые пытались подражать ведущему-кукле. Выглядели они порой как-то совсем простецки, от них не веяло никакими западными стандартами. Но, вероятно, без этого “нового стиля” до участия в передаче просто не допускали.

Впрочем, это лишь предположение. А вот как около получаса натаскивали целый зал старшеклассников перед съемкой передачи “Большая стирка”, одна из нас видела собственными глазами. Женщина-режиссер командовала в микрофон:

— Когда я взмахну рукой, вы должны дать реакцию. Ну-ка, попробуем!

Подростки, часть из которых, судя по всему, была на телевидении не впервые, с готовностью заорали, заулюлюкали и засвистели. Режиссер отрицательно замотала головой и резким жестом остановила шум. Выражение лица у нее было очень недовольным.

— Вы что, спите на ходу? Поехали по второму разу! — она опять взмахнула рукой.

Юные статисты завопили и заверещали что есть мочи. Но режиссерша снова насупилась.

— Где драйв? Я не чувствую драйва! — заорала она в микрофон как помешанная. — А ну-ка еще раз! Третья попытка!

Дети, взятые “на слабо”, надрывались так, что казалось, у них сейчас кишки полезут горлом. И, наконец, заработали одобрительный кивок. Съемка началась.

Из приведенной сцены видно, что психотронное оружие — это не обязательно какие-то загадочные излучения, невидимо разрушающие человеческий мозг. Двадцати минут наглого напора оказалось достаточно, чтобы вызвать пусть временный, но массовый психоз. Да и по поводу временности вопрос спорный. Разве беснование может пройти бесследно для человеческой души? Ведь в следующий раз одного взмаха руки (или слова “драйв”) будет для кого-то достаточно, чтобы в памяти всплыла вся цепочка стимулов, приводящих к безумному буйству...

Личность подростка, участвующего в подобных массовках — на телевидении ли, на стадионе, на рок-концерте или на дискотеке, — начинает иска­жаться. Практически все родители обращают внимание на то, что ребенок становится повышенно раздражительным, агрессивным, не терпит замечаний, заводится с пол-оборота. В нем появляется какая-то непонятная жажда разрушения, пропадает сочувствие, умолкает совесть, сердце будто глохнет, достучаться невозможно. Но ведь такая сокрушительная агрессия в сочетании с душевной тупостью — одна из главных характеристик гебоидной, или ядерной (затрагивающей самое ядро личности) шизофрении! И вот гебоидные шизофреники предлагаются нашим детям в качестве образцов для подражания. Герои компьютерных игр, с которыми отождествляет себя ребенок, только тем и занимаются, что проламывают стены, поджигают дома, взрывают города и убивают всех без разбору. Гебоидными шизофрениками нашпигованы и современные кинофильмы.

Вы возразите, что они там, на экране, — отрицательные персонажи. И это возражение верно. В нормальной реальности зрители обычно сопереживают положительным героям и не приемлют злодеев. Но в реальности психогенной все по-другому. Сейчас, когда творцы “нового глобального мира” делают все, чтобы поменять полюса добра и зла, возвести зло в ранг нормы, а потом и в ранг добродетели (соответственно, низводя добродетель до уровня курьеза, а затем — до уровня порока), дети интуитивно чувствуют эту перемену знаков и хотят подражать злу, как они хотят подражать чемпионам.

У нас на психологическом приеме все чаще появляются дошкольники, которым нравятся отрицательные персонажи: Бармалей, Карабас-Барабас, Баба-Яга, Кощей Бессмертный. Чтобы почувствовать, какое это серьезное личностное искажение, постарайтесь вспомнить себя в этом возрасте и свою реакцию на сказочных злодеев. Вспомните, как вы содрогались от негодования и ужаса, когда злодеи творили свои злодейства, как хотелось помочь Иван-царевичу, Буратино, привязанным к дереву Танечке и Ванечке. А когда немного подрастали, какие проблемы возникали при игре в войну, потому что никто не желал быть “фашистом”. И на эти роли обычно соглашались дети-изгои, которым важно было на любых условиях быть принятыми в игру.

А как непросто было педагогу театрального кружка найти кандидатуру на роль отрицательного персонажа! Какие обиды часто возникали у получившего такое “спецпредложение”! Собственно говоря, у нас есть и личный опыт раздачи подобных ролей. Ставя на своих психологических занятиях пьесу по мотивам сказки Д. Н. Мамина-Сибиряка “Серая шейка”, мы раньше регулярно сталкивались с нежеланием детей играть злодейку Лису. Приходилось хитрить, выдумывать аргументы типа: “Ты такой талантливый актер, покажи класс!” или: “Только очень большая актриса, будучи хорошим человеком, способна изобразить злодейку”. Но в самое последнее время картина принципиально изменилась. Теперь не успеваем мы при чтении пьесы вслух дочитать ее до конца, как сразу несколько ребят выкрикивают: “Можно, я буду Лисой? Отдайте мне Лису! Нет, мне!”

И это в подавляющем большинстве случаев дети из культурных семей, где родители достаточно много занимаются их воспитанием. И патологии серьезной у ребятишек нет, а садистские пристрастия — как у клинических больных.

Другие образчики безумия являет нам телереклама, где здоровые мужики смачно облизывают губы, сладострастно вздыхают, пускают слюни и в экстазе закатывают глаза, почти что лишаясь чувств, когда пробуют йогурт, мороженое, пиццу. Такое утрированно-чувственное отношение к еде свойственно душевнобольным, классифицируемым как “шизоидные инфантилы”. Это дитя малое так зависит от вкусной еды, что для него отказ купить шоколадку — трагедия, а получение ее — источник восторга. Нормальный же взрослый человек, даже любящий поесть, не шалеет от одной только мысли о “вкусненьком”.

А ведь ценностная ориентация инфантила только кажется такой безобидной. И актеры, которые корчат нелепые рожи, изображая пищевой восторг, одновременно с рекламой йогурта рекламируют патологический образ человека. “Согласно теории социального научения как дети, так и взрослые приобретают определенные установки, осваивают эмоциональные реакции и новые типы поведения кино- и телегероев (Bandura, 1973; Liebert, Neale & Davidson). Ввиду высочайшей эффективности и широкого распространения телемоделирования средства массовой информации играют чрезвычайно важную роль в формировании человеческого поведения и социальных отношений”, — пишет исследовавшая этот вопрос Н. Е. Маркова в книге “Технология уничтожения” (М., 2002 г.).

Конечно, почва вспахивалась давно. Разве нормальным было поведение миллионов советских людей, которые жили как бы не помня, что другие миллионы их соотечественников, в том числе близких родственников, погибли во время раскулачивания, были расстреляны как “враги народа”, томились в лагерях? Мы не говорим о том, что надо было перестать жить, но то, что многие люди жили так, будто ничего этого вообще нет и никогда не было, свидетельствует о серьезном нравственном повреждении. Ведь они даже дома не молились о плененных и убиенных безбожными властями, а ходили в кинотеатры, устроенные в оскверненных храмах, веселились в парках, разбитых на местах бывших кладбищ. Тогда, правда, и развлечения были не такими примитивными, как сейчас, и много места в жизни людей занимала высокая мотивация: построение светлого будущего, создание передовой науки, освоение целинных земель, завоевание космоса. На следующем же витке истории нравственная порча переросла уже в порчу психическую.

Эталоны, они же симптомы

Нельзя не упомянуть и о целенаправленном расщеплении массового сознания. И в теле-, и в газетной журналистике появился специальный термин: “нарезка”. Это чтобы всего было по чуть-чуть, и все в одной куче. При этом редакторы с апломбом заявляют, что люди якобы разучились воспринимать мало-мальски объемные и серьезные материалы. Помнится, на заре перестройки режиссер А. Михалков-Кончаловский, обогащенный опытом работы в Голливуде, рассказывал об особенностях требовательной американской публики.

— Внимание у тамошнего зрителя, — объяснял он, — очень суженное, как будто они смотрят в подзорную трубу. И очень кратковременное — они его не в состоянии зафиксировать на чем-то одном дольше минуты. Поэтому в Штатах такие высокопрофессиональные фильмы: никаких длиннот, только “экшн” (action)”.

Теперь такого “требовательного” зрителя формируют и у нас. А ведь Михалков-Кончаловский, сам того не подозревая, — он же по профессии режиссер, а не психиатр — описал больных с так называемым “полевым поведением” и вниманием, выражаясь профессионально, “суженным по типу коридора”. Даже у детей полевое поведение считается нормой лет до двух, максимум до трех. А тут оно у взрослых... Комментарии могут показаться бестактными.

Лучше перейдем к краткому перечислению других патологий, провоцируемых злополучной “нарезкой”. Это и разорванность сознания, когда человек неспособен выстроить простейшую логическую цепочку. Это (снова профессиональная терминология) скачка идей. Это эмоциональное отупение, которое возникает как патологическая защитная реакция на склейку трагических известий с нейтральными и даже радостными. (“Маньяк зверски убил очередную жертву. Курс доллара остался прежним. Завтра открывается фестиваль пива”.)

А еще когда человека ежедневно оглушают таким количеством шокирующих новостей, у него возникает — тоже защитного характера — амнезия. На войне подобные расстройства памяти нередко бывают следствием контузии. В сегодняшней же информационной войне роль снарядов и бомб играет умно скомпонованная и соответствующим образом поданная информация. Контуженные ее взрывной волной телезрители с трудом вспоминают, что видели вчера. А уж политические события, за которыми они так напряженно следили год назад, невозможно восстановить в памяти даже под дулом пистолета.

А сколько сил брошено на то, чтобы приобщить как можно больше людей к различным половым извращениям, которые (может, не все это знают?) тоже относятся к разряду психопатологии! Скажем, нашумевшая телепрограмма “За стеклом”, кроме всего прочего, провоцировала такое психосексуаль­ное расстройство, как вуайеризм (попросту говоря, это когда получают специфическое удовольствие, подглядывая в замочную скважину чужой спальни). Или взять передачу “Голая правда”, где, сообщая новости, ведущие поэтапно раздеваются. И эти две передачи, и масса других поощряют вуайеризм со стороны зрителей и эксгибиционизм — отклонение, связанное с любовью к прилюдному обнажению, — участников. А как подогреваются в СМИ монстрофилия (патологическая любовь к уродству) и педофилия (еще недавно этот термин приходилось объяснять, но сейчас, увы, уже не требуется, телевидение позаботилось о просвещении масс)!

Иногда клинический диагноз поставить нелегко. Например, в телерекламе, когда вся семья, собравшись за столом, ворует друг у друга сосиски и это подается как забавная игра. Кто эти игруны: олигофрены или клептоманы? Или тут может идти речь о комбинированном дефекте?

До недавнего времени хотя бы совсем маленьких детей оставляли в покое. Компьютерные игры, идиотские книжки и даже мультфильмы с Бэтменами и киборгами — все это было еще не для них. Но теперь появились разработки, охватывающие и эту возрастную группу. А то вдруг они за первые три года жизни успеют нормально сформироваться?

“Телепузики” — первая в мире программа для младенцев до одного года появилась в Англии в 1997 г. и тут же была экспортирована в США компанией PBS (Public Broadcasting Station — Общественное телевидение (“Улица Сезам”), специализирующейся на детской образовательной продукции, — пишет уже цитировавшаяся нами социолог Н. Е. Маркова. — С самого начала производители телепередачи настойчиво позиционировали ее как обучающую... Реклама утверждала, что программа развивает воображение младенцев, облегчает их моторное развитие, способствует довербальному развитию языка и учит обращению с техникой”.

Видите, как привлекательно? Тем более что сейчас модно заниматься ранним интеллектуальным развитием детей. Но из разбора Н. Е. Марковой становится очевидно, что ни о каком интеллектуальном развитии не может быть и речи. Скорее наоборот. Как учат маленького ребенка? Показывают ему какой-то предмет или картинку и говорят: “Это — то-то”. В “Телепузиках” же словесная информация часто противоречит зрительной. Маркова приводит характерный пример: “Визуальная информация — крупный план: рука мальчика держит кусочек яблока. Вербальная информация — голос ребенка за кадром: “Это виноград”.

Или: детские пальцы держат кисточку с красной краской, раскрашивая дымковскую игрушку. Голос ребенка за кадром: “Это зеленая краска”. Так хаотизируется еще очень хрупкая психика малыша, блокируется усвоение правильной информации.

Обучают “Телепузики” и девиантному, отклоняющемуся поведению.

Н. Е. Маркова предлагает рассмотреть некоторые из моделей внедряемого поведения.

Модель поведения: для исполнения желаемого достаточно немного поныть и похлопать в ладошки.

Результат усвоения модели: пассивный характер, неспособность добиваться поставленных целей и бороться с жизненными трудностями.

Модель поведения: перед сном надо ныть, прятаться, говорить “Нет-нет”.

Результат усвоения модели: неврастения, расстройства сна.

Модель поведения: садясь за стол (на кресло, диван и пр.), громко имитировать пуканье, что вызывает веселое одобрение окружающих.

Результат усвоения модели: формирование девиантности, неразборчивости, грубости.

Модель поведения: можно лихо прыгать в любые отверстия (дьявольски похожие на открытые люки), как это делают телепузики.

Результат усвоения модели: увеличение детского травматизма. Переломанные руки, ноги и позвоночники, исковерканные детские судьбы.

“Перечислим наши предыдущие открытия, сделанные при просмотре “Телепузиков”, — подытоживает исследовательница, — склонность к асоциальному поведению, девиантности и депрессии; эмоциональная тупость, пассивность, беспомощность, деструктивное мышление, неврастения; прибавим к этому крепко усвоенные в младенчестве неправильные связи элементарного вербально-визуального ряда (ребенок будет путать зеленый и красный, яблоко и виноград и пр.), и мы получим портрет будущего неудачника и преступника — потребителя наркотиков”.

А скольким людям развинтили психику так называемым сетевым маркетингом! Наивно думать, что многочисленные приемы запудривания мозгов влияют только на покупателей. Присмотритесь к агентам, распространителям и дистрибьюторам всяких там гербалайфов, цептеров и омолаживающих бальзамов. Разве можно считать нормальным человека, который как заведенный скандирует заученный рекламный текст, нисколько не ориентируясь на реакцию тех, к кому он обращается? Они могут его не слушать, могут даже попросить выйти и не мешать работать, если он пришел со своим товаром в учреждение, — все без толку: пока этот живой граммофон не прокрутит свою пластинку до конца, его никакими силами не выключить. Согласитесь, такое поведение не назовешь адекватным. Неадекватно и то, что “специалист по сетевому маркетингу” перестает дифференцировать людей на своих и чужих, всучивая “эксклюзивный продукт” (якобы вчера еще секретную разработку военно-промышленного комплекса или лекарство, которым лечили только членов Политбюро) всем без разбору, в том числе близким родственникам и закадычным друзьям. Хотя нормальный торговец на своих не наживается.

Не реагирует одержимый распространитель и на ситуацию. На дружеской вечеринке, на похоронах, на свидании с девушкой он может в самый неподходящий момент вытащить из сумки образчик заветного товара и начать рекламную кампанию. Скажите, разве может все это вытворять человек в здравом уме и твердой памяти? И разве обязательно быть крупным психиатром, чтобы диагностировать его нездоровье?

Усугубление признаков

А как губительна для людей истероидного склада (которых на свете не так уж и мало!) оголтелая сексуальная пропаганда и призывы раскрепоститься! Может быть, не всем известно, что “истерия” по-гречески значит “матка”. Когда половые влечения гипертрофированны, особенно опасно эту сферу растормаживать, подогревать. Бытует, правда, мнение, что чем меньше себя сдерживаешь, тем лучше. В том числе и в интимной жизни. Отбросим ложный стыд — и психика якобы успокоится. Но на самом деле все наоборот. Истероидность (т. е. конституциональная особенность нормального характера) может при подобной раскачке перерасти — и нередко сейчас перерастает — в натуральный истерический психоз.

— Никогда раньше не видел таких острых форм истерии, как сплошь и рядом вижу сейчас, — признался нам один психиатр с тридцатилетним стажем работы в крупной московской больнице. — Даже истерическую дугу можно увидеть, о которой раньше только в литературе читал (это когда в состоянии истерического припадка больная выгибается мостиком. — Прим. авт.).

Позволить истеричной женщине (а истерия, по преимуществу, женская болезнь, хотя в связи с феминизацией мужчин количество истериков среди представителей сильного пола существенно увеличилось) беспрепятственно удовлетворять свои нижепоясные желания — это все равно что позволить человеку, страдающему ожирением, есть столько раз и в таких количествах, сколько ему заблагорассудится. “Раскрепостившись”, толстяк очень быстро отправится на тот свет. Но если больной ожирением вредит распущенностью только себе, то душевнобольной, которому общество позволяет распуститься, губит не только себя, но и других. Взять тех же истеричек. Раньше избытки их дурной энергии выплескивались на окружающих главным образом в виде криков, скандалов, обид, внезапных слез, которые так же мгновенно высыхали, как и появлялись. Пока общественная мораль не была расшатана, повышенное внимание истеричек к определенной стороне жизни часто оборачивалось парадоксальной стороной, т. е. ханжеством: они уличали других в тайных амурных отношениях, по принципу “куре просо снится”. Это тоже было малоприятно, приводило к конфликтам, даже к трагедиям. Но теперь, когда эротика в почете, сексуально озабоченные граждане и гражданки уже не скрывают своих истинных пристрастий. И жизнь многих семей превратилась в ад. Нетрудно себе представить, что слышит теперь муж “просвещенной” истероидной женщины, как она унижает его, как попрекает мужским бессилием, как афиширует свои связи на стороне, ссылаясь на рекомендации, вычитанные в журналах и даже услышанные во врачебных кабинетах. А поскольку истерички демонстративны, они с удовольствием устраивают свои концерты на публике. В том числе и при детях. Страшно подумать, как калечится душа ребенка, который слышит непристойные обвинения в адрес своего отца.

А какое сейчас раздолье для сексуально озабоченных учителей в школе! Валеология, уроки здоровья, элементы полового воспитания в литературе, истории, не говоря уж о биологии, в которой при желании все можно повернуть “в ту степь”. Тем более что курируют соответствующую тематику в школьном образовании поистине “достойные” люди. К примеру, старый содомит с совершенно развинченной психикой, позирующий для газетных фотоснимков в трусах и кокетливо выставляющий напоказ голые ноги, он же академик Академич образования и чуть ли не главный консультант по вопросам полового воспитания школьников. А другой психбольной, госпитализированный в свое время с диагнозом “навязчивые сексуальные фантазии и прилюдный онанизм”, теперь выступает как крупнейший сексопатолог по телевидению и окультуривает отсталых россиян, заявляя, в частности, что только в такой чудовищно дикой стране, как наша, до сих пор отсутствуют в школах уроки сексологии. Позор на весь цивилизованный мир!

Быстро, однако, реализовались наши гамбургские фантазии о сумасшедших, которые скоро будут диктовать нормальным людям свои правила человеческого общежития! И если бы дело ограничивалось только “сексуальными революционерами”... Коллеги-психиатры не раз говорили нам, что многим представителям современной власти легко можно поставить диагноз прямо по телевизору — настолько выпирает болезнь. И эти больные люди в последние годы решают судьбу целой страны. Что, опять случайность? Но в это даже малое дитя не поверит. Особенно сегодня, когда нам неустанно объясняют, что без “раскрутки” выбиться наверх нельзя.

Тогда с какой целью создаются условия для главенства безумцев, а в конечном итоге и для превращения всего мира в психбольницу без врачей?

Группа поддержки

Мы уже неоднократно писали, что многие явления современной жизни, кажущиеся хаотичными и абсурдными, обретают логику в контексте глоба­лизма. Проект создания всемирного государства предполагает не только отмену границ и единое экономическое и информационное пространство, но и отрыв людей от национально-культурной почвы, традиционной морали, традиционных норм поведения. Именно это и стоит за красивым словом “вестернизация”. Хотя на самом деле термин обманчив, ибо и в странах Запада многие воспринимают происходящие процессы как нечто чужеродное. Они кивают на Америку, но и в Америке далеко не все в восторге от новых веяний и называют их “контркультурой”, тем самым подчеркивая ее враждебность нормальной, традиционной культуре. А кто же в восторге? Кому может нравиться культура рока-секса-наркотиков, отказ от традиционных норм, уродство как эталон красоты, безнравственность и хаос? Кто способен легко адаптироваться в мире, где все вверх дном? Ну, конечно же, люди с расшатанной, хаотизированной психикой, которые и сами склонны путать черное с белым.

А с другой стороны, отказ от традиционных норм поведения калечит и здоровых людей. Мы в этом много раз убеждались, видя девочек и мальчиков из богатых семей, где родители особенно падки на новые веяния. Изначально сохранная психика таких детей деформировалась от нетрадиционного воспитания. Причем настолько серьезно, что помочь им было намного труднее (а подчас и невозможно!), нежели детям с врожденной психопатологией. Так что вывод о теснейшей связи традиционных культурных норм с психическим здоровьем — это не просто наши теоретические измышления, а результат многолетнего эмпирического опыта.

Но зачем, опять-таки возникает вопрос, глобалистам нужен безумный, перевернутый мир, в котором уродство занимает место красоты, а порок назначается новой добродетелью? Ответ на этот вопрос неизбежно выходит за пределы прагматики. По-настоящему понять глобализм без его духовной составляющей нельзя. Лишь признав, что на наших глазах строится не просто новый, а антихристианский миропорядок, мы наконец перестанем недоуменно пожимать плечами и начнем вникать в суть многих разрушительных тенденций. В частности, той, о которой мы сейчас говорим.

В уже упоминавшейся книге Фуллера приводятся интересные исторические факты. Оказывается, еще в XVIII веке случаи заболевания шизофренией в Европе были достаточно редки. “И вдруг внезапно, на переломе столетий, — пишет автор, — шизофрения появляется в той своей форме, которую уже ни с чем не спутаешь”. В течение всего XIX века количество заболеваний шизофренией возрастало. “Во Франции Э. Реноден в 1856 году опубликовал развернутые данные о распространении безумия — особенно в городах и среди молодежи, а на следующий год, в Англии, Джон Хокс писал: “Я очень сомневаюсь, что когда-либо в истории было такое же количество сумасшедших, как в наши дни”. В 1873 году Харрингтон Тьюк предупреждал, что “вал безумия медленно нарастает”, а через три года Р. Джеймисон сказал: ‘Наиболее заметным явлением наших дней стало вселяющее тревогу увеличение числа сумасшедших”.

В США же еще достаточно долго не наблюдалось роста душевных заболеваний. “Первая американская психиатрическая клиника, — рассказывает автор, — открылась в Уильямсбурге (штат Виргиния) в 1773 году. В ней имелось 24 койки, но в течение 30 лет они так ни разу и не были заняты все одно­временно. За 43 года, в период с 1773 по 1816 годы, не было открыто больше ни одной подобной клиники, а в течение следующих тридцати лет их появилось еще 22”. Заметный рост числа душевнобольных произошел лишь в XX веке, и сейчас США считается страной с достаточно высоким уровнем заболеваемости шизофренией (7,2 больных на 1000 жителей).

Фуллер, как легко догадаться, далек от православной трактовки изложенных им фактов. Но для человека верующего очевидно, что отказ от Бога не может проходить бесследно для человеческих душ. Поэтому ничего удивительного, что вспышка шизофрении пришлась в Европе как раз на эпоху Французской революции. Именно тогда была предпринята попытка отказаться от христианства, заменив его поклонением некоему Высшему Разуму. Безжалостно разрушались церкви, в алтарях на престолах восседали голые блудницы. В Америке же, которая в целом еще достаточно долго оставалась страной с нерасшатанными религиозными устоями, число шизофреников увеличивалось не столь стремительно. Зато после Второй мировой войны, когда в Штатах обкатывался антихристианский проект создания контркультуры “МК-ультра”, проблема шизофрении и прочих душевных заболеваний встала как нельзя более остро.

Сейчас принято говорить “психические заболевания”, но корень слова несколько затуманивает смысл. Хотя большинство людей знает, что “психе” переводится как “душа”, а все же, если сказать “душевные заболевания”, “душевнобольной”, ситуация проясняется.

Когда человек заболевает телесно? В большинстве случаев — когда его организм не в силах справиться с какой-то инфекцией, какими-то вредными воздействиями извне. Душа же заболевает, когда она не в состоянии побороть “вирусы” страстей и они одерживают над ней верх, завладевают ею и порой даже полностью подчиняют себе (что и называется одержимостью).

Простейший пример победы страсти над человеком — гнев психопата. Он ведь прекрасно знает (не только в 40 лет, но и в 4 года!), что кричать, угрожать, драться плохо. Но справиться с гневом не может. В состоянии аффекта, ослепленный гневом, он и убить способен. Не то что врага — близкого, любимого человека! Потом, когда накал страстей спадет, психопат будет искренне недоумевать, как это с ним такое приключилось. А иногда и вовсе не помнит, что он вытворял полчаса назад.

А что такое мания величия, как не одержимость страстью гордыни? Настолько сильная, что помрачает рассудок. Ведь рассуждая здраво, невозможно считать себя Наполеоном или президентом США хотя бы потому, что ты живешь в другое время, в другой стране и у тебя другая фамилия.

Да, в крайних своих проявлениях душевнобольные становятся без-умными, умалишенными. Это состояние раньше вызывало у окружающих мистический ужас, потому что ум считался одним из главных Божьих даров человеку. “Божество есть ум и слово, “ибо в начале было Слово” (Ин. 1:1), — пишет святитель Григорий Нисский в трактате “Об устроении человека”. — Недалеко от сего и естество человеческое. Видишь в себе и слово и разум, подобие подлинного Ума и Слова”.

Образы и лукавые подобия?

А вот что говорит со ссылкой на апостола Павла дореволюционный священник Иоанн Ковалевский: “В разуме Бог положил существенную черту Своего великого образа в нас (Еф. 4:22—23), и по этой причине с отказом от ума, этого благодатного дара неба, человек теряет все, что составляет истинное его величие, истинное его достоинство... Не большею ли частью, чтобы не сказать всегда, бывает для человека обиднее всего укор в скудоумии, чем в каком-либо другом недостатке, даже нравственном?” (“Подвиг юродства”, М., 2000, “Лепта”.)

При этом настоящий ум теснейшим образом связан с верой в Бога. “Мы имеем ум Христов (1 Кор. 2:16). И напротив — не неопытность в слове, но неимение веры” (“Толкование на 1-е послание к Коринфянам”, М., 1882 г.). Просвещенный верою ум ведет человека узким путем спасения, учит обуздывать страсти. Апостол Павел заповедовал нам, чтобы мы “не были дети умом: на злое были бы младенцы, а по уму совершеннолетние” (1 Кор. 14:20). Когда же страсти помрачают разум, который святые отцы называли светом души, человек, духовно ослепнув, становится рабом тьмы. Так, плодя безумие, антихристианские силы готовят для своего будущего правителя обширную группу поддержки. Группу или войско?

Как буквализировались сегодня высказывания апостола Павла: “Мудрость мира сего есть безумие перед Богом” (1 Кор. 3:19)! И в этом безумном мире элементарные христианские понятия могут быть сочтены сумасшествием. Поди скажи неправославным людям, что утрата невинности 17-летней дочерью — беда неизмеримо большая, нежели потеря денег, положенных в банк. Или что уход сына в монастырь не трагедия, а милость Божия. Знакомые начнут переглядываться и хмыкать. А если еще добавить, что бесы — это вовсе не метафора, может воцариться неловкое молчание. Кто-то сочувственно вздохнет: дескать, вот до чего доводит хождение в церковь. Совсем, бедняга, рехнулась...

И смотрите, что на сей раз использует диавол, эта извечная обезьяна Бога, в качестве объекта пародии: “Если кто из вас думает быть мудрым в веке сем, тот будь безумным, чтобы быть мудрым” (1 Кор. 3:18—19).

Формально этому наставлению следуют сейчас как никогда более старательно. Раньше, чтобы пробиться на ту же эстраду, все-таки нужно было иметь голос, хорошие внешние данные, умение красиво двигаться. Сейчас все это необязательно. Зато необходим “свой имидж” по принципу “чем эпатажнее, тем больше шансов на успех”. Прикинься безумным — не прогадаешь. Причем из всех видов патологий предпочтительнее сексуальные. Вон группа “Тату”, имидж которых — школьницы-лесбиянки. Вообще-то это верх безумия — так популяризировать грубое половое извращение, да еще в детской среде. Но, с точки зрения современных антрепренеров и обывателей, они умны не по годам: такая слава, триумфальное шествие по всему миру, денег вагон. Можно сказать, с младых ногтей обеспечили себе достойную старость. Другие, дуры, часами пиликают на скрипке, разучивают гаммы, заканчивают консерватории, чтобы потом работать в заштатном оркестре, а то и музработником в детском саду. А эти, мудрейшие, раз — и в дамках!

И умение рисовать теперь ни к чему. Кому ты нужен со своими пейзажами, натюрмортами, портретами, не говоря уж о батальных сценах? А вот художник Кулик, посадивший себя голого на цепь и изобразивший собаку, пошел другим путем. Ему рукоплескал цивилизованный мир, он опять же заработал хорошие деньги... Каков мудрец!

Очень мудро прославил себя и писатель Сорокин, описав в своих романах копрофагию (поедание экскрементов) и антропофагию (поедание человеков). Его мудрость оценили по достоинству и на родине, и за ее пределами. На родине в некоторых школах даже включили его последний роман, нагруженный грязными ругательствами, в список рекомендованной литературы для внеклассного чтения. Мудрым слывет и политик, на которого иногда нелишне было бы надеть смирительную рубашку. И идеологи проекта “Русский ислам” — абсолютно безумной идеи исламизации России и русских. Их мудрость признана и поощрена властями, на реализацию проекта выделены значительные средства.

Как маячит за всей этой вакханалией “мудрого безумия” глумливая усмешка ее вдохновителя! Наверное, и он считает себя большим умником, поскольку так ловко извратил смысл апостольского изречения. Ведь апостол Павел, обращаясь к христианам города Коринфа, призывал их, естественно, не к беснованию, а к исповеданию Христа и к жизни по христианским заповедям. Жизни, которая “веку сему” может казаться безумием, но которая и есть настоящая мудрость. Безумными считались среди соплеменников те, что отказывались бросить горстку благовоний на языческий жертвенник и с радостью претерпевали за это адские муки. Но в конечном итоге они оказались мудрыми даже в “веке сем”, ведь их слава пережила многие столетия, им молятся, их именами называют детей. Имена же их гонителей если и помнят, то только в связи с этими святыми мучениками.

А были среди христиан и такие, которые нарочито вели себя как безумные. На первый взгляд, подобно сегодняшним ловкачам, избравшим сумасшест­вие в качестве выгодной бизнес-маски. О юродстве тоже можно сказать, что это была маска. Но прикрывала она не хитрый расчет снискать популярность и огрести кучу денег. Нет, под маской юродства таились мудрость, просветленность, часто дар прозорливости. А главное, делалось все это Христа ради, а не ради удовлетворения своих страстей и низменных желаний. Не для того чтобы тешить беса, а чтобы при жизни не получить никакого воздаяния. Даже в виде похвалы. “Эти славные подвижники, воодушевляемые горячей ревностью и пламенной любовью к Богу, добровольно отказывались не только от всех удобств и благ жизни земной, от всех выгод общественной жизни, от самого близкого и кровного родства, но даже отрекались при полном внутреннем самосознании от самого главного отличия человека в ряду живых существ — от разума, добровольно принимая на себя вид безумного, а иногда и нравственно падшего человека, не знающего ни приличия, ни чувства стыда, дозволяющего себе иногда соблазнительные действия”, — читаем в книге “Подвиг юродства”.

Во всех житиях юродивых подчеркивается, что в тайне от людей они усиленно молились за весь мир и держали строгий пост, часто скитались, не имея ни жилья, ни вообще какой бы то ни было личной собственности.

Но и в древности, и в более поздние времена были псевдоблаженные, только внешне копировавшие поведение настоящих юродивых. Их симуляция маскировала лень, развращенность и бешеную гордыню. Именно по этой причине с XVIII в. российские церковные власти перестали признавать юродивых и не благословляли этот особый вид духовного подвига. Хотя юродивые в России не перевелись. В XX в. к лику святых Православной Церкви были причислены блаженная Ксения Петербургская и блаженный Алексей Елнатский.

В наше время, наверное, как никогда, поощряются антихристианские подобия юродства. Юродивые одевались в отрепья? Пожалуйста, у нас есть хиппи, клошары и прочие так называемые неформалы. Юродивые ходили зимой босиком? Милости просим в секту Порфирия Иванова. Усиленно постились? Да теперь целые научные институты занимаются проблемой лечебного голодания. И любителей подобных диет немало. Ну а уж то, что некоторые юродивые были почти или вовсе нагими, растиражировано ордами нудистов. Теперь на популярный московский пляж в Серебряном Бору нужно ходить с большой осторожностью. Иначе столкнешься с целым стадом голых людей, которые купаются, играют в волейбол и в карты, едят, нисколько не стесняясь своей наготы, а скорее презирая тех, кто стесняется пребывать с ними рядом.

Чем вольготнее чувствуют себя в современном мире одержимые, тем важнее сохранять критерии нормы. Для этого не нужно никаких особых дарований, это под силу каждому человеку. Безусловно, лучше, когда людей в их духовной борьбе поддерживает государство, но не стоит тешить себя пустыми мечтаниями. Глобалистское государство будет играть за другую команду. Поэтому противостоять натиску безумия придется нам самим. Хотя почему “самим”? Разве “живый в помощи Вышнего” может сказать, что он один?

Ирина Медведева,
Татьяна Шишова

Настройки просмотра комментариев
#

Предлагаю собрать и обсудить здесь методы, с помощью которых внедряют безумие.

Гостья аватар
#

Придет время, когда люди станут безумны, и если встретится им кто-нибудь кто не безумен, они обратятся к нему, говоря: «Ты бредишь»! И все потому, что он не похож на них.

Апофтегмы отцов – пустынников

Авва Антоний, 25

Именно так заканчивается любимое многими произведение Юлии Николаевны Вознесенской:
]]>http://www.truechristianity.info/voznesenskaya_02/cassandra_way_19.htm]]>

Жизнь — это то, что происходит с нами, пока мы строим планы на будущее.

Гостья аватар
#

Цитата: "...стали появляться силуэты и фасоны, которые не могли украсить никакую фигуру, а делали облик нелепым, карикатурным, порою клоуноподобным..."
Из современной моды хочется выделить брюки-зуавы:

Жизнь — это то, что происходит с нами, пока мы строим планы на будущее.

Marek аватар
#

По-настоящему понять глобализм без его духовной составляющей нельзя. Лишь признав, что на наших глазах строится не просто новый, а антихристианский миропорядок, мы наконец перестанем недоуменно пожимать плечами и начнем вникать в суть многих разрушительных тенденций. (c)

Когда человек заболевает телесно? В большинстве случаев — когда его организм не в силах справиться с какой-то инфекцией, какими-то вредными воздействиями извне. Душа же заболевает, когда она не в состоянии побороть “вирусы” страстей и они одерживают над ней верх, завладевают ею и порой даже полностью подчиняют себе (что и называется одержимостью).
(c)

Попробую высказать свое ИМХО по статье.
Манипулирование массовым сознанием всегда сводилось к психорезонансэффекту. А проще – к воздействию на людей через «стадное чувство». Ведь хорошо известны психологические эксперименты с «опросом шеренги», где заранее проинструктированные участники, стоящие перед испытуемым, дружно называют белое – черным, треугольник – квадратом и пр. Когда очередь доходит до испытуемого, он повторяет версию большинства. Причем вероятность внушения становится значительно выше, если предшественники будут эмоционально и страстно доказывать свою абсурдную версию, издеваясь над всеми иными версиями, в т.ч. и над правильной, не выделяя ее особо из ряда обсуждаемых вариантов.
Современные манипуляторы отлично понимают, что чем глупее группа, тем они ближе к успеху.
Весьма удачен термин «вирус страстей». Для его культивирования выбран безошибочный бренд – ДЕНЬГИ.
Как бы не пытались нормальные люди правильно воспитывать детей, но подрастая, ребенок видит, что хорошо и беззаботно живут те, кто имеет деньги. У власти разве мудрецы? Нет. Пройдохи с деньгами, «люди, умеющие жить», гламур и защищенность к-рых рекламно поощряется. Значит деньги нужно добывать любым способом. Кинематограф дает множество вариантов опыта такого суперменства. В душе не остается ни места для Веры, ни времени для самостоятельного мышления. Не нужно рассуждать: подражай и действуй быстро и напористо.
Какая польза от МОДЫ? Если раньше в нее вкладывались понятия «удобно», «прилично, не вызывающе», «эстетично», то под контролем манипуляторов мода стала «эффектной», «гламурно-шокирующей». Зачем? Для «вируса страстей», к-рым стравливаются конкуренты, грузится «стадо» и главное – ЭТО ПРИНОСИТ ПРИБЫЛЬ. Чем чаще меняется мода, тем больше «стадо» покупает, чтобы СООТВЕТСТВОВАТЬ.
Для такого оболванивания выбирается соответствующий ПРОТЕСТНЫЙ ВОЗРАСТ – подростковый и молодой, когда гормональный уровень падок на «вирус страстей». Интересно, что НЕТ моды для стариков. Не потому, что уже не нужно, иметь удобную, приличную одежду с учетом возраста, а потому, что старики, имея жизненный опыт, НЕ ВЕДУТСЯ в своем большинстве на манипуляторство такого уровня.
Чтобы человек был более внушаем, его ломают в детстве. Учение – свет. Но какое? Если верить преданиям, в давние времена ребенок обучался индивидуально, т.к. каждая личность неповторима, то сейчас работает трафарет. Малыш попадает в среду, далекую от привычной для него игры и развивает память, к-рая загружается большим кол-вом НУЖНОГО материала. Развитие логики, счета, анализа и памяти, делает ОБРАЗОВАНИЯ БЕЗ ОБРАЗА, программно напрочь исключая все, что относится к сфере искусства и морали. Я думаю, что уже многие заметили, что в телепередачах «Самый умный» или «Что? Где? Когда?» оценивается по факту не ум, а память и комбинаторика. Меня не особо удивило, как то попавшееся мне на каком то лингвистическом форуме, утверждение, что слова «отметка» и «оценка» по сути – не синонимы. «Отметка» - слово более древнее. Учитель и ученики отмечали достижение определенного уровня знаний, развития и самостоятельности каждого. А «оценка», как рыночная «цена» введена позже для определения соответствия СТАНДАРТУ В СТАДЕ.
Следует ли удивляться росту протестных реакций у подростков и молодежи при достижении определенного гипергормонального возраста? Вот тут то их «тепленькими и берут манипуляторы.
О шоу-бизнесе и зловещающем ящике TV уже говорилось многое. Вымотавшись на работе, человек уже не способен на творческие подвиги в конце дня. Люди усаживаюся у голубых экранов, чтобы отдохнуть. Внушаемость во второй половине дня у человека выше. И начинается методичная помывка мозгов. Если посмотреть старые ролики с «новостями» или фильмы, а потом сравнить их с нынешней психоманипулятивной продукцией, то сразу бросается в глаза ОТСУТСТВИЕ ДОБРОЖЕЛАТЕЛЬНОСТИ, ДАВЯЩИЙ ЭПАТАЖ, И ТРЕВОЖНЫЙ ТОН у дикторов, шоуменов. Не зря современные психотерапевты часто задают вопрос людям, страдающим неврозами: «Часто ли вы засыпаете у включенного телевизора?» А что здесь такого? – спросите вы. А вот что. Когда человек смотрит новости или иную телепродукцию в бодрствующем состоянии, то он может что либо не принять, отбросить. Спящий улавливает не столько смысл, сколько тревожную музыку, пугающую интонацию и с ними все сопутствующее зло, записывающееся на подсознание. Стоит ли удивляться, что он просыпается не отдохнувшим, в течение дня – паршивое настроение?
Всё вышеперечисленное говорит о том, что наши люди просто очень доверчивы. И слабы. У них нет силы к ОСОЗНАНИЮ МАНИПУЛЯТОРСТВА И ПРОТИВОДЕЙСТВИЮ тем, кто желает влезть в личную жизнь, в душу, чтобы откорректировать ИДЕАЛЫ И СВЯТЫНИ, заменив их на ЦЕННОСТИ. И главное – сколотить из таких оболваненных УПРАВЛЯЕМОЕ СТАДО, не имеющее сил противодействия хозяевам.
А ведь осознать манипуляторство не трудно. Для этого и существует единая и надежная позиция – ВЕРА ПРЕДКОВ, складывавшаяся веками. Не зря старцы во все времена твердо стояли на консервативных позициях и очень недоверчиво относились ко всему новому, не проверенному временем и жизненным опытом. Да кто их теперь слышит…
-----------------

И.Медведева и Т.Шишова, как авторы статьи, приводимой senishi, так же, как и многие современные люди, продемонстрировали на своем примере как именно стереотипы и внушенные трафареты привлечения внимания к предлагаемой информации действуют на всех нас, вне зависимости от специализации. Приведенный ими, пусть даже образный пример о Международном конгрессе в Гамбурге, где присутствовали возбужденные психбольные с подробностями поведения, не контролируемого специалистами-чревоугодниками, мягко выражаясь – не корректен. Это - эпатаж, как прием привлечения внимания к информации.Любой практический психиатр вам с улыбкой скажет, что подобное – не реально, поскольку такие эксперименты над больными людьми в любых, в т.ч. и рекламно – политических целях несут серьезную опасность для здоровья и жизни. Ни один специалист не согласится на участие в подобных оргиях.

Для того чтобы усовершенствовать ум, надо больше размышлять, чем заучивать. (с) Р.Декарт

#

Марек, спасибо большое за ценный комментарий!Вы осветили то, что у Медведевой с Шишовой осталось в стороне. А эпатаж давайте им простим, ведь проблему они подняли очень даже весомую. У меня вообще возникает мысль, что из нас пытаются сделать не просто тупое стадо, а заготовки для подселения бесов, чтобы к приходу антихриста к власти уже были подданные, один к одному как на подбор готовые для выхода ада наружу. Ведь бес не подвластен стихиям и вирусам в отличие от чипов и поэтому будет управлять человеком гораздо надежнее любой электроники. А электронный концлагерь,скорее всего, предназначен именно для того, чтобы люди, еще не поддавшиеся на сатанинские уловки, были вынуждены выбирать между Крестом и хлебом в прямом смысле этого слова. Электроника так же будет выполнять то, что не доступно сатане: продлевать жизнь, например. Попутно раздувается истерика для создания хаоса в Церкви: многие начинают ненавидеть власти, священников, Патриарха за то, что те не хотят спасти их от всего этого, и совершенно забывают при этом о Боге. Когда читаешь комментарии на сайтах вроде "Москва третий Рим", то создается впечатление, что бес "борется" с бесом-такие гадости там пишут в целях "просветить заблудших". Поэтому и открыла эту тему, чтобы реальней увидеть уже духовный концлагерь и постараться туда не попасть самим и уберечь близких, многие из которых воспринимают только мирские доводы. Ведь нецерковного человека Писанием не убедишь, зато на аргументированное утверждение "из нас делают дебилов" многие среагируют.

#

Из духовных бесед святителя Луки (Войно-Ясенецкого).
«Один из учителей Церкви второго века Тертуллиан сказал удивительно верные и глубокие слова: «Душа человеческая по природе христианка». Она жаждет пищи духовной, чистоты и святости, она жаждет Христа. Душа по природе христианка, и если не питается она пищей духовной, то наступает тяжелое хроническое голодание этой несчастной души.
И как человек голодающий, не имеющий пищи, становится раздражительным, так и эти люди, голодающие духовно, раздражаются: легко брызжут слезы из глаз их. И нет им покоя, и не могут забыться они ни в каких развлечениях, ибо душа их - «по природе христианка», жаждет пищи духовной, а они этой пищи ей не дают.
Это тоже одержимость бесами, в малой, слабой степени, - но все же одержимость, одна из форм бесноватости.
Почему же, отчего люди становятся бесноватыми?
Человек живет в общественной среде. Его мысли, желания, дела, миропонимание определяются в огромной мере воздействием той среды, которая его окружает. Знаете вы, что если здоровый человек будет долгое время находиться возле чахоточного больного и дышать тем же воздухом, то он сам заражается. Так же заражаемся мы и от больных гриппом.
Так бывает и в жизни духовной. Если человек живет в атмосфере множества духов злобы поднебесных, среди соблазнов, среди тяжких примеров нечестия, развращенности, в атмосфере безудержных страстей человеческих, если он живет в атмосфере глупости и пошлости, то не может эта атмосфера не заражать его душу. Изо дня в день вдыхает он этот ядовитый воздух, который кишит духами злобы поднебесными. И заражается несчастная душа, и сама становится жилищем бесов.
Что же делать нам? Куда уйти нам от этой тяжкой, смертельно опасной атмосферы? Где прибежище наше? Где наша защита от бесов, духов злобы поднебесных? На все трудные вопросы всегда ищите ответа в Священном Писании.
Посмотрите псалом 61-й и там найдете ответ: Только в Боге успокаивается душа моя; от Него спасение мое. Только Он - твердыня моя, спасение мое, убежище мое.
Вот где прибежище наше, вот где противоядие от того яда, который воспринимаем мы из окружающей нас среды.

#

Патриарх Кирилл: «Задача дьявола в том, чтобы весь мир стал бесноватым»

Предстоятель Русской Церкви подчеркнул, что свобода не должна превращать человека в зверя

В Неделю четвертую Великого поста, прп. Иоанна Лествичника, Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл совершил Божественную литургию в кафедральном соборном Храме Христа Спасителя. После чтения Евангельского зачала Святейший Патриарх Кирилл обратился ко всем собравшимся с проповедью, в которой, рассуждая о выслушанного в ходе богослужения Евангелия от Марка, повествовующем об исцелении бесноватого отрока, сказал: «Это Евангельское чтение заставляет нас очень внимательно подумать, что такое беснование. Из Евангелия мы постоянно узнаем о том, что Господь исцелял бесноватых». И в нашем сознании беснование – это некое буйство, потеря разума. «Но это совсем не так, – продолжил Патриарх. – Беснование – это, прежде всего, одержимость духом злобы, бесовским духом. Беснование может сопрягаться с умопомешательством, а может и не сопрягаться», – передает слова Его Святейшества Патриархия.ru.

«Если дьявол овладевает человеческим сознанием, то ум человека подчиняется ему, и происходит это не через какое-то отдельное внушение, а естественным путем». Нередко для того, чтобы овладеть сознанием человека, используется некая мысль, складывающаяся в идеологию, заметил Святейший Патриарх. «Мы знаем на примере истории, как, отдавая свой разум идеям, имеющим источник не от Бога, а от дьявола, люди становились бесноватыми. В истории нашего народа было такое общественное беснование и помешательство, когда люди, осуществляя идеологию, старались подчинить ей все свою жизнь».

В связи с этим Патриарх упомянул роман Ф.М.Достоевского «Бесы», в котором автор называл бесноватыми именно тех, кто отдал свой разум безумным идеям. «Мы знаем, – подчеркнул Предстоятель, – к каким страшным жертвам это привело: к разорению святынь, к попранию человеческого достоинства, к разрушению общественной жизни».

«Разве сегодня отчасти не происходит то же самое? – продолжил Святейший Патриарх Кирилл. – Разве сегодня люди не подчиняют свой разум опасным и греховным идеям?». По словам Его Святейшества, в наши дни многие идеологии, ссылаясь на Богом данную свободу, стремятся превратить человека в зверя, живущего по закону инстинктов. «И это подхватывают литература и СМИ, и миллионы и миллионы людей порабощают свой разум этими дьявольскими мыслями, становясь бесноватыми».

Предстоятель Русской Церкви обратил также внимание на то, что враг рода человеческого может поработить не только разум, но еще волю и чувства человека, и подчеркнул, что «задача дьявола в том, чтобы весь мир стал бесноватым, чтобы весь мир был в его власти». По словам Его Святейшества, «опасность беснования состоит в том, что человек, отдавая себя в руки дьявола, обрекает себя на гибель».

Как заметил Святейший Патриарх, Церковь постоянно борется с бесовскими нападками, и эта брань ведется не против людей и не против учений, а против «духов злобы поднебесной» (Еф. 6:12). И задача Церкви – говорить людям об опасности беснования.

Говоря о том, как возможно противостоять попыткам дьявола завладеть миром, Патриарх Кирилл сказал: «Нет другого способа, как горячая вера в то, что Бог сильнее дьявола, как пост и молитва, о чем мы слышали в сегодняшнем Евангелии». «Молитва и воздержание должны быть в центре нашей жизни не только во время поста, но и на протяжении всем жизни», – сказал в заключение Святейший Патриарх
]]>http://www.verav.ru/common/message.php?table=news&num=7898]]>

#

МИСТИЧЕСКИЕ КОРНИ ПРЕСТУПНОСТИ.
Отрывок из книги "Люди и демоны" (прочитать и скачать можно зесь ]]>http://lib.rus.ec/b/165512/read]]>)

О трагическом влиянии безбожия, материализма и оккультизма на современное общество явно свидетельствует резко возросший уровень преступности и самоубийств. Учёные психологи и социологи, находясь на материалистических позициях, оказались не в состоянии объяснить природу этого феномена. Большей частью материально обеспеченные люди, из внешне благополучных семей, часто совершенно неожиданно для окружающих совершают страшное, кровавое преступление. В чём причина? Где корни? - гадают учёные, отрицающие существование души и невидимого мира. А причина находится именно в душе человека и в определённых воздействиях, исходящих из невидимого мира.

<<Свято место пусто не бывает>> и <<…один источник не может изливать солёную и сладкую воду>>, - свидетельствует апостол Иаков [Иак. 3, 12], и не может занимать человек нейтральную позицию в духовном мире. В силу своего онтологического устроения он должен приложиться или к добру или ко злу, или к Богу, или к дьяволу.

Человек, не знающий Бога и Его заповедей, как правило, живёт в мире по закону своих страстей. Стремится делать то, что ему хочется, то, что доставляет удовольствие. А это в основном есть удовлетворение своих телесно-душевных потребностей. Сюда входит: вкусно поесть и выпить, иметь различные любовные отношения, получать много денег, состоять на престижной работе, пользоваться уважением, славой и прочие. Все эти желания, не сдерживаемые верою и стремлением к Богу, не подчинённые общей главной цели духовного совершенства, гиперболизируются, становятся самоцелью и превращаются в страсти. Кругозор интересов человеческой жизни практически сужается лишь до удовлетворения главенствующей страсти или страстей: пить, блудить, копить деньги и вещи, властвовать над другими и т. п.

Демоны всячески стремятся усилить человеческие страсти, ведь через них, как через канал, свойственный их природе, получают они доступ к душе грешника. По свидетельству святых отцов, в частности Григория Синаита {1}, каждый бес имеет свою «специализацию», предпочитает пребывать в определённой среде, питаясь и усиливаясь за счёт энергии страстей. Один род демонов распаляет похоть, другой склоняет к пьянству, третий возбуждает гнев и т. д.

Согласно святоотеческому преданию {2}, бесы приважаются как к мысленной сфере человека (внушая ему различные мысли и представления), так и к чувственной, посредством возбуждения в человеке чувства похоти, раздражения, гнева, печали, уныния и т. д. Поэтому всякий христианин, желающий вести духовную жизнь, обязан трезвиться, то есть внимательно относиться ко всем мыслям и чувствам, к нему приходящим. Недопустимо слепое следование всем своим чувствам и желаниям. Пробным камнем, на котором определяется качество и источник приходящих мыслей и чувств, кроме естественного голоса совести, является Священное Писание, заповеди Христовы, опыт святых отцов и их наставления по искомым вопросам.

У неверующих людей, у не христиан, для нравственной ориентации в жизни остаётся только голос совести, и хорошо, если он не искорёжен и не замутнён неправильным воспитанием, греховной жизнью.

Этимологически слово «совесть» расшифровывается как совместная весть, знание, данное совместно с кем-то. Эта со-весть дана изначально всему роду человеческому, и каждый вновь рождающийся индивидуум всегда наделён ею. Иными словами, это - голос Божий в душе человека, духовно-нравственный стержень, предохраняющий его от разложения и гибели. И если человек, невзирая на обличения совести, продолжает творить зло, то голос её под воздействием греха ослабевает, а затем вовсе исчезает; личность теряет всякую духовно-нравственную ориентацию.

Человек, не ведущей христианской образ жизни, оказывается беззащитным перед действиями нечистых духов, которые через указанные каналы проникают в душу, и овладевают ею. В результате чего человек становится одержимым, то есть покорно исполняющий волю беса, зачастую неприметным для себя образом. Степень одержимости человека, иначе говоря, мера покорности его чужой злой воле, прямо пропорциональна степени его страстности, в своём апогее переходящей в бесноватость, то состояние, когда человек совершенно не владеет своим телом, словами и действиями. Связь между душой и телом нарушается, сюда вклинивается чужая злая воля, и телом начинает командовать нечистый дух. Многочисленные примеры подобных случаев мы находим в Евангелии [Мф. 8, 16; 15, 28; Лк. 6, 18; 13, 11].

Вторая причина одержимости кроется в занятии оккультизмом во всех его разновидностях. Увлечение и занятие астрологией, магией, экстрасенсорикой, интерес и контакт с полтергейстом, НЛО и НЛОнавтами открывает человека для мистического контакта и воздействия со стороны духов злобы, что в итоге приводит к одержимости «контактёров», к их духовной гибели. Имеются достоверные данные о росте прямо-таки в геометрической прогрессии числа контактёров НЛО. Они собираются в многочисленные ассоциации, издают свои журналы, проводят конференции. Так, по данным В. Давыдова{3}, на одной только конференции в Кемерово выступали около 300 «контактёров», которые все были представителями одного лишь Кузбасского региона.

По свидетельству св. Иоанна Златоуста, демон не оставляет предавшемуся ему человека, пока или не уподобит себе, или не доведёт до самоубийства.

Этот тезис хорошо подтверждается нашей современной жизнью. В судебной психиатрии используется такой термин, как «навязчивая идея», который иначе трактуется как «насильственные влечения». Вот что мы читаем по этому поводу в учебнике «Судебная психиатрия»{4}: «К волевым нарушениям можно отнести импульсивные состояния, характеризующиеся возникновением непреодолимых или трудно преодолимых побуждений к совершению тех или иных действий, без предварительного решения. Принято выделять несколько импульсивных состояний: кататонические импульсивные действия чаще всего носят характер бессмысленных, немотивированных, агрессивных и разрушительных актов. Часто больным это переживается как подчинение чужой воле (синдром Кандинского)».

Но если преступление совершается вопреки своей воле, под непреодолимым действием чего-то, очевидно, постороннего ему, то есть чужой воли, то спрашивается, чья же это ужасная воля? Не того ли духа, которого мы называем злым?

За последнее время в нашей стране заметно увеличилось число немотивированных убийств. Казалось бы, ни с того, ни с сего, без всякой видимой на то причины один человек убивает другого. В статье «Кто убьёт меня завтра»{5} автор В. Калита описывает три страшных преступления. Первый случай: двадцатилетний Скоробогатов избил мать, тяжело ранил ножом отчима, а через пять дней убил юношу, пытавшегося защитить своего отца, над которым убийца издевался. Тракторист Родопупов в пьяном состоянии зверски зарезал своих знакомых Анну и Александра, без видимых на то причин. Заваруев повез покататься малолетних детей в лес, и здесь у него возник умысел на убийство ребёнка на почве мести его старшим сёстрам, которые отказались выйти за него замуж. Зверски убил обоих детей.

Автор статьи, исследуя личность Заваруева, пишет: «Он жил и рос как многие деревенские ребята. Учился в школе, служил в армии, потом работал разнорабочим в колхозе «Родина». Никогда и нигде ни одного дня он не провёл ни с убийцами, ни с насильниками. Ни одного часа не сидел в тюрьме, колонии, зоне…И вдруг такой поворот в судьбе: убийца, насильник. Для меня кроме прочего ужаса, самое страшное - обычность личности преступника, то есть он такой, как множество других людей. Страшно, что это множество живёт рядом с нами: ходит, смотрит, говорит... И вдруг ни с того, ни с сего, а из-за «имевших место неприязненных отношений» берёт нож и режет горло кому-нибудь из нас или наших детей».

Далее, комментируя вышеприведённые факты, В. Калита пишет, что «общество горит в огне разгоревшейся преступности», а особенно страшно, что «она такая вот стихия, принявшая масштабы подлинной гражданской (сын - отца, мать; брат - брата, друга) войны, когда каждый воюет против каждого». Автор приводит страшные факты и из них делает верные обобщения: о немотивированности убийств, о появлении новой страшной породы преступников, «которые только час назад были обычными людьми и вдруг - убийцы».

Но объяснить причины этого феномена В Калита не может. И это понятно. Ведь объяснить данное социальное явление можно только с одной точки зрения - мистической.

Как уже говорилось выше, человек, не защищённый христианскою верою, таинствами и молитвой, оказывается беззащитным перед сетями искушений, для него расставленными. Он попадает в ту или иную мистическую ловушку и, живя в этом мире по закону своих страстей, ловко управляется нечистым демоном.

Так, в статье «Маньяк выходит на охоту»{6} описывается ряд жесточайших убийств, совершённых без всякого серьёзного мотива. По данным руководителя группы ВНИИ МВД СССР Юрия Самойлова, среди маньяков «больше людей с весьма высоким интеллектом: квалифицированных рабочих, служащих, врачей, спортсменов, студентов…Они, как правило, прекрасные семьянины, имеют двух или более детей, никогда не замечались в криминальных пристрастиях».

В качестве примера рассмотрим личность одного из преступников.

«В Ставропольском крае в туристическом клубе работал Анатолий Сливко. Примерный семьянин. Жена. Дети. Отличный педагог. Его учебно-воспитательную методику всячески пропагандировали. И вот стал вызывать мальчишек из своего клуба. Давал им 25 рублей и приказывал надевать пионерскую форму. Объявлял, что сейчас начнется эксперимент на выживание в экстремальных условиях. После чего душил их, подвешивал за ноги, всячески издевался, одновременно снимая это всё на киноплёнку. Семеро мальчишек погибло, около 30 удалось выжить».

По мнению Ю. Самойлова, причиной преступления служит то, что «в глубинах подсознания некоторых из них происходят какие-то изменения. Оставаясь внешне таким, какими были прежде, они в тайне начинают совершать кровавые поступки». Так что же это за неожиданные изменения в подсознании, которые превращают внешне благопристойно человека в лютого зверя? Специалист МВД ответить не может, только сетует, что теперь стало сложно найти преступника, ибо неизвестно, среди какого контингента населения его искать.

Как ни страшно звучат эти слова, большинство людей нашего общества - зомби. То есть это люди, покорно исполняющие волю вселившегося в них нечистого духа, который зачастую доводит их до страшных преступлений или самоубийства. Причём мера одержимости прямо пропорциональна страстности и безверию человека. Возьмите вышеприведённые В. Калитой примеры убийств - люди, потеряв контроль разума, неожиданно для самих себя решались на дикие, безумные поступки; в разгорячённый алкоголям мозг поступал приказ, а голос, привычным, идентифицировался с собственным сознанием, прихоти которого давно уже исполнялись бесконтрольно и безоговорочно. И вот результат - непоправимое свершилось.

Отчётливое подтверждение вышеприведённого тезиса мы найдём в статье «Поклонение диаволу»{7}. Вот вкратце её содержание. Четверо пятнадцатилетних подростков в г. Чимкенте пошли прогуляться со своей одноклассницей к реке. Там они её зарезали кухонным ножом, отцедили кровь, и все её пригубили. Тело закопали и потом ещё месяц спокойно ходили в школу, пока убийство не раскрылось. Все они из благополучных семей. Алкоголиков и преступников среди родителей нет. Каковы же мотивы преступления?

Оказывается, все четверо занимались спиритизмом. И вот одному из них явился «мужчина в чёрном» и велел убить одноклассницу, которая ходила в церковь и Воскресную школу, что и было малолетними зомби безоговорочно организованно и исполнено.

Как мы видим, молодые души, не защищенные верою и христианским сознанием, в результате занятия оккультизмом стали одержимыми и послушно исполнили страшный приказ. И это не исключительный случай. Как часто мы можем наблюдать бессмысленную, холодную жестокость, дикую злобу, слепое равнодушие к чужим страданиям. Увы, всё это стало главной чертой нашего безрелигиозного общества.

А как обстоит дело в капиталистических странах? Может быть, в их материально благополучном обществе морально-нравственные ценности стоят неизмеримо выше? Может быть, у них всё иначе? Не следует ли нам поучиться, кроме материальной, ещё и духовно-нравственной жизни их общества?

Вот что мы читаем в немецком журнале «Штерн»{8}: «Убийства родителей - особая форма убийства, - отмечает судья Михлер, - поскольку преступник и жертвы находятся в очень близких отношениях…(такие) убийства имеют у нас давнюю традицию». И, действительно, в Германии такие случаи происходят нередко. В статье «Почему дети убивают родителей»{2} описывается пять подобных преступлений.

В первой истории убийца Инго Геркет, сын архитектора из благополучной и состоятельной семьи. Родственники с детства исполняли все его прихоти. Как-то потребовал у матери крупную сумму на покупку дискотеки. Мать отважилась посоветоваться с мужем. На следующий день он пошел домой и затеял разговор с отцом. Разговор не получился. Тогда Инго взял ломик, убил отца, спустился в подвал и убил мать…Прежде чем уехать за границу, позвонил приятелю и сказал: «Дискотеку на 51% я купил». Через три дня пришел и сдался в полицию. О мотивах преступления, по свидетельству прокурора, говорил невнятно, загадками.

«В Гамбурге сын рабочего на бойне нанял в 1979 году своего друга в качестве убийцы за 4 тысячи марок и спокойно наблюдал за расправой над родителями. «Я хотел свободы, - сказал 18-ти летний сын, - поэтому они должны были уйти с моего пути». Родители же заставляли его помогать в домашних делах».

Для того чтобы получить наследство и купить престижную машину, 19-ти летний ученик из Бад-Дюркхайма застрелил родителей из ружья, а сестре нанёс множество ножевых ран. На допросе он спросил без смущения: «А что будет с моим наследством?»

Другие два случая подобны вышеописанным. Как мы видим, мотивами для совершения этих страшных злодеяний послужили незначительные, довольно малозначащие причины. «Мешали моей свободе…заставляя работать по дому. Не дали денег на дискотеку, на машину». Жизнь родителей оказывается не стоящей даже подобных мелочей. Голос совести у этих людей совершенно глух. Христианская вера, которая могла бы остановить злодеяние, отсутствует. Нет даже малейшей внутренней борьбы с безумным помыслом. Есть только полная покорность той злодейской воле, которая подталкивает к страшному преступлению.

Все это свидетельствует о состоянии полной одержимости данных людей. Это и неудивительно. Америка и Европа задыхаются от бездуховности. Истинно верующих православных христиан там ничтожно мало. Служение кумиру страстей поставлено во главу угла всей жизни. Оккультизм, магия, культ восточных религий имеют необычайно широкое распространение и популярность.

Ввиду этого подобная одержимость для многих граждан Запада является нормой. Так что учится и подражать в духовном плане нам у них нечему.

Известно, что человек создан по образу и подобию Божию, призван к великой цели любви и бесконечного совершенства. И когда он замыкается в порочном круге удовлетворения своих страстей, становится эгоцентричным - его духовная и физическая гибель становится неизбежной, ибо он, отступая от Бога, выбирает небытие.

«…Даже один, исполняющий волю Божию, лучше тысяч беззаконников», - свидетельствует Иоанн Златоуст{9}. «Святые - соль земли, они смысл её бытия; они тот плод, ради которого она хранится. А когда земля перестанет рождать святых, тогда отнимется у неё сила, удерживающая мир от катастрофы», утверждает преподобный Силуан{10}. То есть когда мера зла преодолевает грань допустимого, то общество и народ, где такое произошло, неизбежно гибнет. Пример тому - гибель первочеловечества от потопа. Также вспомним Содом и Гоморру, и их гибель за неистовый разврат. Вспомним Авраама, который умолял св. Троицу пощадить город хоты бы ради десяти праведников, и получил обещание, что если найдется там десять, то ради них селение будет помиловано [Быт. 18, 32]. Но не нашлось и десяти. И был выведен праведный Лот с семейством, а город с развратившемся человечеством погиб.

Не стоим ли и мы с вами на пороге такой же гибели? Не подходит ли к концу та мера беззаконий, которая переполнит чашу терпения Божия и вызовет на нас неотвратимый гнев Создателя мира. Найдется ли среди нас десять праведников, могущих удержать возмездие, готовое излиться на нашу землю за людские беззакония?

Посмотрите вокруг. Злоба, неустроенность, преддверие голода, экологическая катастрофа, национальная рознь и прочее, - не есть ли это порождение нашей бездуховности, безбожной жизни, сигналы Божии, которые должны заставить нас остановиться, задуматься и измениться? А если это так, то не экономические реформы без духовного перерождения, не мудрый правитель, не оккультисты с инопланетянами не помогут нам. А наша вера во Христа - Спасителя, наше покаяние и изменения жизни - вот что может вывести Россию из духовного и материального кризиса, дать Свет жизни нашему будущему.

#

Только вот что то авторы статьи напоминают как раз тех о ком она.

#

Чтобы Вам не думалось нехорошее, вот информация об авторах:
Ирина Яковлевна Медведева

Православный русский психолог. Родилась 5 мая 1949 года в Москве. Закончила Московский педагогический институт, по профессии психолог-дефектолог. После окончания института работала в детской психиатрической больнице, потом увлеклась журналистикой. Стала писать очерки в детские газеты и журналы. Из этих очерков в 1978 г. родилась первая книга "Подумай, скажи, сделай", обращенная к подросткам. Член Союза писателей. В 80-е гг. обращается к драматургии, пишет соавторстве с Шишовой Т.Л. пьесы для кукольных театров, которые с тех пор широко идут по стране.

В 1990 гг в соавторстве с Шишовой Т.Л. создает оригинальную и очень эффективную методику психологической коррекции, рассчитанную на детей с трудностями поведения и общения, которым сейчас несть числа. Работа по этой методике предполагает тесный контакт с семьей ребенка. Беседуя с родителями, отвечая на их многочисленные вопросы, И.Я.Медведева и Т.Л.Шишова собрали материал для своей первой совместной книги, получившей название "Книга для трудных родителей". Опубликованная в 1994 году, она пользовалась большой популярностью и вскоре была переиздана, а сейчас готовится к выходу в свет уже в третий раз. В 1996 году вышла вторая книга соавторов "Разноцветные белые вороны", в которой рассказывается о детской агрессивности, застенчивости, ревности, упрямстве и прочих проблемах, омрачающих жизнь многих современных семей . Педагогические статьи соавторов пользуются популярностью и публикуются как в женских журналах типа "Домового" и "Крестьянки", так и в профессиональных изданиях, рассчитанных на педагогов и психологов ("Учительская газета, "Народное образование", "Семья и школа" и проч.) Сейчас И.Медведева и Т.Шишова подготовили к печати третью книгу под условным названием "Новое время - новые дети?" В ней уже затрагиваются вопросы социально-политического порядка, ведь коренные изменения, которые претерпевает в последние годы наша страна, не могут не повлиять на детей, самую незащищенную, самую уязвимую категорию общества. Главы из этой книги также были опубликованы в разных газетах и журналах ( в "Новой", "Независимой", в "Московской правде", "Мегаполисе-континенте", в "Юности", "Москве", "Октябре" и проч.) и всегда вызывали живейший отклик читателей. В 1996 г. И.Медведева и Т.Шишова стали лауреатами журнала "Юность" за серию очерков, посвященных проблемам детства. А в 1997 г. удостоились премии журнала "Москва". В последние годы соавторы много занимаются общественной деятельностью. В 1995 году они избраны сопредседателями Международного общества арт-терапевтов и арт-педагогов, объединившее людей, для которых искусство - это, помимо всего прочего, еще и эффективный инструмент лечения и обучения детей. Это новое, перспективное направление психологии, психотерапии и педагогики, достаточно хорошо разработанное на Западе, но пока малоизвестное в нашей стране.

Cтав соучредителями Фонда социально-психического здоровья семьи и ребенка, И.Медведева и Т. Шишова принимают активное участие в борьбе с негативными тенденциями в образовании, здравоохранении и культуре, которые наносят ущерб детской психике, калечат детские души. Во многом благодаря их усилиям приостановлена реализация проекта "Половое воспитание российских школьников" и положен под сукно закон о репродуктивных правах, способствующий снижению рождаемости в России. И.Медведева и Т.Шишова - активные противницы политики ограничения рождаемости, насаждаемой в нашей стране Ассоциацией планирования семьи и ведущей к депопуляции (вымиранию населения). Выступают они и против принятия так называемого "Закона Говорухина", который позволит легализовать растление малолетних под видом просвещения. Однако этим интересы И.Медведевой и Т.Шишовой не ограничиваются. Когда в Москве собирались ввести повременную оплату за телефон, И.Медведева и Т. Шишова одними из первых высказались на страницах газет против этого. Не ускользнул от их внимания и проект реформы здравоохранения, разработанный под эгидой Всемирного банка и предполагающий разрушение бесплатной врачебной помощи, отказ от услуг врачей-специалистов, откат медицины на фельдшерский уровень и, соответственно, рост заболеваемости и смертности среди нашего населения. Короче говоря, их волнует все, что может привести к деградации и вымиранию российской нации. А "зоны опасности" в последние годы, к сожалению, только разрастаются.

А заглянув сюда Вы можете ознакомиться с кратким содержанием их книг: ]]>http://www.notabene.ru/obschestvo/shisova.html]]>

#

И навязывание стереотипов,как раз удел глобалистов.Что плохого в яркой кепке у бабушки?почему она сразу больная?...Согласен со многим написанным в статье,но к концу создалось впечатление что авторам хотелось бы видить однотипное,одинакого одетое,одинакого думаещее стадо,а кто не с нами тот псих=)

Marek аватар
#

Согласен с вами, ув. Владимир. В статье имеется некоторый эмоциональный перебор с эпатажными примерами. Возможно, авторы были вынуждены "для фиксации внимания" провести читателя через привычный ему эпатаж. Однако, ИМХО цель авторов не в оболванивании и усреднении людей всего лишь на других проявлениях, в частности, как вы отмечаете - внешнего вида. Полагаю, они хотели показать метод массового оглупления людей и увода их от веры посредством культивирования поведенческих реакций, свойственных психически больным. Сделав подобное "гламурным", манипуляторы вызывают вторичные реакции, провоцирующие вышеозначенные заболевания особенно при предрасположенности к таковым.
Пример. Если человек имеет предрасположенность к гиперкинетическим реакциям и навязчивым невротическим движениям, то часто и "модно дергаясь", он приведет себя к тому моменту, когда остановиться уже самостоятельно не сможет.

Для того чтобы усовершенствовать ум, надо больше размышлять, чем заучивать. (с) Р.Декарт

#


35-летняя мама четверых детей из Мексики нарастила себе рога .
Мария Кристена, мама четырех детей, проживающая в Мексике, превратила свое тело в "энциклопедию" татуировок. Причем последнее новшество – рога - она сделал без анестезии. 35-летняя Мария утверждает, что она хочет еще больше имплантированных рогов.

«Татуировки являются одной из форм освобождения для меня – мой способ стать бессмертной», – рассказывает Мария .
Shocked

]]>http://infa.kharkov.ua/35-letnyaya-mama-chetveryx-detej-iz-meksiki-naras...]]>

LIrik аватар
#

А вспомните про человека,который себе всю кожу сделал зеленой,и тату в виде чешуи,и зубы наточил .

Sinoptik аватар
#

"ариана" писал(а):
Причем последнее новшество – рога - она сделал без анестезии.

Да-да, вы не ошиблись, Ариана, она сделал себе рога.
Как только увидел картинку, подумал, что это анонс 2-й части Аватара...
Дети у нее, наверно, неформальные по самое небалуй...

Да воскреснет Бог и расточатся врази его!

#

Россию наводняют сатанинские культы.

С июля 2009 года на территории России реализует свою деятельность одна из самых (если не самая) деструктивных оккультных сект мира. «Мемфис-Мицраим» – древнее парамасонское объединение, питающее особую слабость к тайным эзотерическим учениям и магическим практикам, берущим свое начало еще из египетских языческих обрядов. Организация «готова к общению и сотрудничеству с масонскими братьями и мирскими друзьями как в Москве, так и в других городах России», - гласит текст аффилированного с ней портала, и это не просто слова.

Согласно достоверной информации, в «Ложу Имхотеп №125» – так именуют адепты московское узилище этой структуры – совсем недавно, 15 января 2011 года в Москве была посвящена еще одна неофитка. Вовлечение россиян в организацию идет активными темпами.

Что же такое орден «Мемфис-Мицраим», и почему в истории закрытых организаций с ней связываются исключительно негативные коннотации?

Первые более-менее открытые упоминания об этой структуре можно встретить в трудах известного традиционалиста и религиоведа Рене Генона. Так, наряду с регулярными масонскими организациями, берущими свое начало у средневековых христианских рыцарских и монашеских орденов, он выделяет «особые», «сатанинские» организации, от которых веет зловещей тайной куда сильнее, чем даже от загадочных регулярных масонских лож.

По его концепции, регулярное масонство подвергалось вторжению загадочных агентов влияния, не только сильно извративших изначальную монашеско-рыцарскую масонскую идею, но и породивших сеть "иррегулярных обрядов", (не имевших ничего общего с «просвещенческими», секулярными, позитивистскими орденами под которыми зачастую маскировались банальные ученые-естественники, опасавшиеся осуждения церковью), многие из которых были откровенно дьяволопоклонническими. Уже тогда самыми опасными, «сатанинскими» Генон считал разновидности "египетской" иррегулярной масонерии, которой как раз и являлся Орден «Мемфис и Мицраим».

Вот что Генон говорил в своем письме от 22 апреля 1932 года относительно остатков египетской традиции: «В сущности, от Древнего Египта до сегодняшнего дня сохранилась только магия, крайне опасная и очень низкого уровня. Она тесно связана с Ослоголовым Богом, который есть не кто иной, как Сет или Тифон. Эта магия сегодня перешла в Судан, где происходят довольно странные вещи: так, например, существует один регион, обитатели которого, числом около 20 тысяч способны принимать по ночам форму животных; эту территорию остальным жителям пришлось даже обнести оградой, чтобы преградить путь ночным набегам этих существ, в ходе которых они часто разрывали людей...». Более того, в современном сравнительном религиоведении перекрестная связь культа Сета и традиции европейского оккультного сатанизма уже давно считается «секретом Полишинеля».

Естественно, возникают вопросы, почему сегодня древняя закрытая организация, основанная еврейскими купцами братьями Беддарид, да еще и настолько нетипичная для различного рода масонерий, приняла решение обосноваться в России? Это ведь не игры банкиров и политиков в масонов и заговорщиков, что, например, в 90-е годы приняло у нас повальный характер, и якобы было настолько же безобидным хобби, как выращивание кактусов. Все эти спектакли по повышению у нашей «элиты» собственной самооценки были со временем замещены дорогостоящими и более эффективными западными курсами тренингов по всевозможным йогам, рейки и прочей псевдомистической чуши. Это даже не эстетические игры «сатанистов» или «телемитов», копирующих некоторые аспекты «Мемфис-Мицраим», которые больше внимания уделяют поп-культурным версиям творчества (Дэвид Боуи, Оззи Осборн и др.) таких фрик-эстетов и «мистиков», как Алистер Кроули, чем оккультным доктринам. Это гораздо серьезнее. Подробнее: ]]>http://segodnia.ru/index.php?spos=1&spor=1&rst=0&srch=%C2%FB+%F5%EE%F2%E...]]>

#

Ох, Сениши, ценнейшую информацию Вы здесь выложили.
Михалков вот назвался бесогоном, так у него от них уже не продохнуть. Все на земле и в людях, в аду, похоже, пустыня и мерзость запустения...

#

Привожу краткие комментарии православного специалиста о воздействии игрушек на детей(по ссылке есть фото характеризуемых игрушек, сама еще не научилась вставлять)

Осторожно: игрушки-монстры!

– В некоторых детских садах Москвы уже висят объявления: игрушки из дома не приносить, – Вера Абраменкова, автор нескольких книг о детской игрушке и известный в России эксперт по детской психологии, приводит пример, как воспитатели пытаются защитить малышей от монстров. Чем они опасны и какие игрушки нужны современным детям?

Вера Абраменкова: "Даже пирамидка может быть антиигрушкой".

Ценности прикола

– Каковы игрушки, такова и культура. Они отражают ценности, идеалы общества. Взрослые, как правило, покупают игрушки для себя, и ребенок оказывается вовлеченным в их игру, он легко улавливает ценности прикола, агрессии, демонизации.

Некоторые бабушки как делают? Ребенок заикается, а она ему монстров покупает! Воспитательница в детском саду говорит: "Что ж вы творите?!" А она: "Пусть умеет драться, защищать себя…" Или папочка, который вогнал ребенка в страшную депрессию, пытаясь воспитать в нем мужчину, купил игрушку с мужским достоинством. Современно, в соответствии с настроениями общества, но у ребенка после этого возникли отклонения.
Нет детской субкультуры

– Обязательно нужно учить ребенка играть. В современном обществе нет детской субкультуры, нет ничего, что было бы связано с традиционной игрой, когда собиралось много детей, они делились считалками, идеями. Традиция ушла, а новая реальность деструктивна. Вы в садике понаблюдайте, как играют дети и во что!.. В лучшем случае носятся как угорелые.

Очень важно, чтобы была совместная игра родителей с детьми, а также игра между двумя детьми. В совместной игре развивается и взрослый человек, и ребенок, который незаметно усваивает что-то очень важное. Этот опыт несравним ни с какими дорогими игрушками, поверьте мне.

Антиигрушки

Я ввожу понятие "антиигрушка" – она не соответствует санитарным нормам, несет агрессию, издает неприятный звук или сделана из материалов ядовитого цвета. Даже обычная пирамидка может быть антиигрушкой. Например, если у нее конусообразное острие, это мешает ребенку самостоятельно выстраивать иерархию, а ведь именно для ее познания и придумана традиционная пирамидка.

Помните яркие, переливающиеся "волшебные" палочки? Для маленького ребенка, у которого еще не сформирована сенсорная система, они просто вредоносны и могут спровоцировать эпилептический припадок.

Как создаются многие игрушки? Находится 10 миллионов долларов, делается мультсериал, а по его следам – мороженое, тетрадки, игрушки на тему мультфильма, и производитель возвращает затраченные деньги сторицей. Зачем в этом участвовать и корежить ребенка?

Без негатива

Лучшие игрушки – это палка, мячик, пирамидка. А если куклы, то сделанные своими руками. Конвейерная игрушка обездушена, ребенок ею манипулирует, и не более. Чем больше неопределенности в игрушке, тем лучше. У традиционной русской куклы не было лица, она не предлагала готовых решений. Если они есть, вы лишаете ребенка креативности – за него уже все сказано и придумано.

Сознание ребенка дискретно: возникает момент, когда что-то высвечивается и западает в душу. Поэтому в нашей культуре всегда была задача минимизировать негативное воздействие на детей. В русской традиции не было негативных игрушек – Бабы Яги, леших. Они всегда были только вербальными персонажами в сказках, где добро побеждает зло. Я показываю традиционную игрушку, чтобы мы увидели ее позитив. Не призываю играть только с ней, но ей должно найтись место в игрушечном пантеоне ребенка.

Справка:

Вера Aбраменкова – доктор психологических наук, главный научный сотрудник Института развития дошкольного образования Российской академии образования, заведующая лабораторией социальной психологии детства. Автор книг "Во что играют наши дети? Игрушка и антиигрушка", "Ребенок в заэкранье: Кромешный мир компьютерных игр", "Воспитание игрой. Играем вместе с ребенком".

Цитата:
Вера Абраменкова:

– Не бывает неразвивающих игрушек! Вопрос в том, что именно они дают. Настольные игры, например, не бывают просто забавой, они действительно развивают, позволяют ребенку примерить на себя определенные роли: я первый или последний, везет мне или нет?.. Это соревнование, но с социальным подтекстом, и дети начинают понимать, что не может быть у всех одинаково.

Галерея "антиигрушек"

Пирамидка

– Маленький ребенок хорошо воспринимает шесть основных цветов, но эта игрушка не дает представления о них. Кольца выполнены в форме "звездочек" – взять их малышу очень сложно. Добавьте к этому конусообразное острие и малопривлекательного утенка на вершине.

Робот

– При продаже в голове этого робота был спрятан "чупа-чупс". Робот – мертвое, неживое существо, смесь человека и машины. Ребенок ассоциирует смерть со сладостями, и это страшно! Дети начинают бессознательно отрицать жизнь. Россия выходит на первое место в мире по числу детских самоубийств – ежегодно в стране погибают около 2500 детей в возрасте от пяти до 18 лет.

Кукла Братц

– Барби уже не модна, сегодня на пике популярности кукла Братц. У нее нарушены пропорции, а туфли снимаются вместе с частью ноги! Один ребенок у меня спросил: это тетенька или девочка? Непонятно. Вроде бы пропорции подростка, но голова гидроцефала и яркий макияж. Наивная девочка будет думать: вот где красота! Это, кстати, Братц-гадалка, но я лично видела в продаже Братц-путану и Братц-шоугерл.


Зеленый заяц

– Сочетание зеленого и оранжевого – это китч, такое сочетание излишне возбуждает детей. Подобная игрушка формирует у ребенка неверное представление о мире.


Монстр

Агрессивное, демоническое изображение. Выплеснуть агрессию через такую игрушку нельзя, но в ней много магических знаков, и они притягивают детей – рога, зубы, демонические черты.

Нужен закон об игрушках

По словам Веры Абраменковой, ситуация с игрушками плоха во всем мире, но в России она усугубляется отсутствием законодательных норм и государственной политики в этом вопросе. По сути, то, чем играют наши дети и каким товаром заполонены магазины, никто не контролирует. Раньше при Министерстве образования существовал экспертный совет по игрушке, но в 2004 году его ликвидировали. В Типовом положении о детских дошкольных учреждениях ни слова не говорится об игре и игрушках. Правда, сейчас в Государственной Думе готовится закон "Об игровой продукции для детей".

– Пока у нас нет закона, сотни тысяч игрушек будут сливаться к нам со всего мира как в помойку, и наши дети будут ими окружены, – констатирует Вера Абраменкова. – Бельгийский король издал указ, где среди требований к игрушке указаны и нравственные критерии. А у нас вообще ничего!
]]>http://altapress.ru/story/37542]]>

Гостья аватар
#

"senishi" писал(а):
– Обязательно нужно учить ребенка играть.

Нашила и навязала дочке одежек на кукол-пупсиков. Купили хорошую коляску. В нашем детстве все это высоко ценилось и девочки часами качали, кормили, одевали и баюкали. Сейчас им скучно. Посмотрела на одежки, оценила, что красиво, а мыслями со своими Винкс, которые просто заполонили все вокруг.
"senishi" писал(а):
Кукла Братц

Это создание стоит на подоконнике и, проходя мимо, все время мысленно спрашиваю: "Бедная девочка, кто же тебя так изуродовал?". Так и хочется компресс к губам приложить, глаза подзашить слегка или хотя бы нос восстановить до нормальных размеров.
Хотя они, наверное, не понимают таких моих желаний. Ведь ЭТО считается сейчас красивым.

Жизнь — это то, что происходит с нами, пока мы строим планы на будущее.

Гостья аватар
#

Беснование - духовная чума современности

Упорное неверие в злых духов — есть настоящее беснование, потому что идет наперекор истине, наперекор откровению Божию. Господь пришел на землю именно для того, чтобы разрушить дела диавола и спасти от насилия его человека. Если нет диавола, то нет христианства, тогда пришествие в мир Сына Божия было бы не нужно. Но это нелепо. И опыт каждого из нас, и здравый смысл, история жизни святых и история всех народов удостоверяют нас в бытии злых духов... Я видел и настоящих бесноватых, в которых вселились бесы, по неисповедимым судьбам Божиим, и производили в них умственное помешательство, произносили через них страшные хулы и сквернословия; видел, как ужасно бросали они одного несчастного из угла в угол, как нудили его лезть на стену и пр. Таковых, думаю вместе с Апостолом, Бог предал сатане на измождение плоти, да дух спасется (1 Кор. 5:5).

Святой праведный Иоанн Кронштадтский
Большая статья, но интересная:
]]>http://www.foru.ru/slovo.23223.9.html]]>

Жизнь — это то, что происходит с нами, пока мы строим планы на будущее.

Marek аватар
#

Помнится, на заре перестройки режиссер А. Михалков-Кончаловский, обогащенный опытом работы в Голливуде, рассказывал об особенностях требовательной американской публики. (с)

Внимание у тамошнего зрителя, — объяснял он, — очень суженное, как будто они смотрят в подзорную трубу. И очень кратковременное — они его не в состоянии зафиксировать на чем-то одном дольше минуты. Поэтому в Штатах такие высокопрофессиональные фильмы: никаких длиннот, только “экшн” (action) (с)”.

Мне до некоторых пор казалось, что в сокращенных вариантах подачи материала в современных книгах и фильмах виновата "современная спешка", когда не хватает времени на мощный поток информации. Однако, может быть это и "методика". Ведь если раньше дети засыпали с книгой, мысленно беседуя с персонажами, вживались в мировоззрение писателя, сверяя себя с его позицией по пониманию добра и зла, то сейчас - знакомство с информацией, носит справочный характер
. А таковой исключает размышление и постижение этики, морали, не говоря уж о развитии высокого религиозного чувства.
Мне часто кажется, что мы тонем не просто в современном море информации, а в море слов, порой малозначительных.
Авторы верно подметили, что "длинноты не в почете", нужен экшн. Касаемо фильмов, а тем более - литературы, хотелось бы сказать, что в "длиннотах" человек резонирует душой, а привычка к экшн, дает рваную информацию ДЛЯ ПАМЯТИ, к-рую читатель проглатывает без анализа.
Это хорошо видно из газетных материалов, где авторам нужно ориентироваться не столько на предлагаемую тобой идею, сколько на "место на полосе и ее стандартное кол-во знаков".
У меня просьба к нашему уважаемому САНДИ, имеющему опыт и писательской работы и работы журналистом: прокомментируйте пожалуйста свое отношение к "экшн" и "длиннотам", Что, по Вашему мнению, ближе и полезнее читателю? Какие инструкции от администрации получают журналисты по оформлению и количественной характеристике собственных статей?

Для того чтобы усовершенствовать ум, надо больше размышлять, чем заучивать. (с) Р.Декарт

#

"Marek" писал(а):
У меня просьба к нашему уважаемому САНДИ, имеющему опыт и писательской работы и работы журналистом: прокомментируйте пожалуйста свое отношение к "экшн" и "длиннотам",

Тут в двух словах не скажешь. Попробую.
Сразу скажу, книжные экшн и длинноты различаются от киношных хотя бы в силу того, что киношные влияют больше на зрение человека, а книга, даже экшн, развивает фантазию. Хотя по сути вещи одного порядка.
В принципе, в жанре экшн нет ничего плохого, вопрос в том, как в этом жанре работать. Экшн - большей частью это подростковое или инфантильное кино. Помню, как в 14 лет любил разные боевики, детективы и пр., в которых все сложено по принципу "бей-беги". Сейчас же от таких фильмов бегу.
Но эти фильмы могут служить как обычным адреналином, так и воспитателем. Вспомним, "Белое солнце пустыни" - хороший советский вестерн-экшн. Это классика, и не столько из-за великолепной игры актеров, сколько из-за того, что там прославляется любовь к Родине, честь, дружба, взаимовыручка, Верещагин жертвует собой ради други своя.
В книгах классический экшн - это романы Жюль Верна, Джека Лондона или Александра Дюма. Но какой это восхитительный экшн.
Но тут есть одна проблема, классический экшн (хоть книжный,хоть киношный) построен по типу "завязка - развитие - кульминация - развязка" (иногда добавляется "малая кульминация", можно переставлять их, но количественно не может быть двух завязок или трех кульминаций, это перебор). При наличии двух кульминаций, к примеру, битва двух героев - антигероя и героя, в первой, в малой кульминации, побеждает антигерой, в большой герой. То есть, максимальное насыщение событиями или самое главное событие приходится на небольшой отрезок, после чего повествование или кино идет на спад. Сейчас же идет злоупотребление кульминациями и порой весь фильм одна большая кульминация. И если взрослое сознание может его худо-бедно усвоить, то детское сознание трещит по швам.
По длиннотам. Опять же, киношные длинноты и книжные суть разные вещи. Киношные длинноты могут быть как заумными речами, так и показом прекрасного пейзажа. Но все они не просто так, через них или показан душевный мир героя, или обстановка, которая его окружает. Что не может не влиять на ход событий. Длинноты и в книгах, и в кино в жанре экшн служат главным образом своеобразной рекламной паузой. То есть, дают человеку немного отдохнуть от частой смены кадра, даже подростковое сознание не может переварить слишком много событий.
Хотя вспомните "Собаку Баскервилей" Масленикова, там экшна мало, масса длиннот, но зритель не улавливает их, потому что каждая длиннота имеет или смысловую или эстетическую нагрузку.
И обратный пример. Японское аниме "Футурама" и тп. (я не говорю все, я говорю о майнстриме - основном направлении, до сих пор с удовольствием пересматриваю трилогию-аниме "Кот в сапогах"), где идет не просто частая смена событий, но частая смена звука, мелодии и цвета. Чем злоупотреблять нельзя.
Вспомните, по сути, именно слишком частая смена даже не событий, а музыки и цвета вызвала психический сбой в сознании японских детей.
Эльдар Рязанов как-то сказал: "Снять экшн сейчас может любой дурак, а попробуйте снять интересное кино, где практически ничего не происходит". Вспомните, Чехов, Бунин, Гоголь писали рассказы с очень медленным развитием сюжета, а как интересно их читать. Французская классическая литература - это образец длиннот, когда фраза начинается на 13 странице, а заканчивается на 19. Но от этого она не становится хуже. Бальзака в свое время упрекали именно за то, что он пишет "быструю" литературу (сейчас бы сказали экшн).
И еще один нюанс применительно к тем же американцам. Не надо забывать, что нация эта с подростковым поп-корновым сознанием, нация эмигрантов, людей без корней, иногда с сомнительным прошлым. К сожалению, Марк Твен или Джек Лондон, или Рей Брэдбери (Господи, сколько у него длиннот, но какие они шикарные) в США не востребованы, они не "их" все, в отличие от России.
Это нация экшна. Экшн делает человеку карьеру и состояние. То есть человек должен сделать себя, и чем быстрее, тем лучше. Скорость важнее качества. Главное - воздействие на зрительный образ. Иногда количество переходит в качество, иногда нет. Это у нас главный герой Обломов, а у них главный герой - Штольц.
Я ухохатывался, когда смотрел их костюмный фильм про татаро-монгольское нашествие на Русь.. Мало того, что они сделали поляков спасителями Европы, так у них на Русь нашествие возглавлял... Чингисхан (по факту умерший за лет 10 до этого), а татарская княгиня была натуральной белокурой шведкой. Тоже экшн.
ПС. К сожалению, если раньше экшн был одним из направлений, то сейчас он начинает затмевать все. Становится законодателем мод. Издатели просто вырезают длинноты: хватит сюси-пуси разводить, тоже мне Достоевский выискался. Приходишь в издательство, и если нет быстрого развития событий, рукопись возвращают - неформат. Раньще такого понятия "неформат" не было. Можно понять, мы живем в быстрое время "минора" и "мажор" уже не в моде. Это, кстати, американская метода. Мы ее, конечно, переварим, но рыгаться она нам будет очень долго и сильно.

[Рим.8:31] Если Бог за нас, кто против нас?

#

"Санди" писал(а):
"Marek" писал(а):

Какие вы молодцы! У меня этот вопрос только в проекте, а вы тут уже все по полочкам разложили! Thumbs Up

#

Осторожно: антиигрушка! Родителям об играх и игрушках
Автор: Абраменкова В.
Отрывки. Полностью статья здесь:
]]>http://www.psyparents.ru/index.php?view=articles&item=1193&cat=5&sc=34&f...]]>

Оставив восьмимесячного младенца на попечение старшего брата, мать ушла в магазин. Старший мальчик играл в тамагочи и, когда малыш заплакал, не услышал писка игрушки. Тамагошка «умер» - младенец оказался в больнице с сотрясением мозга, у старшего мальчика сильнейший стресс. Забота о виртуальном «малыше» затмила чувства к реальному маленькому брату. Кусочек пластмассы и микросхем оказался агрессивен по своей сути. Манипулируя сознанием ребенка, он превратил его в раба игрушки, реальная любовь проиграла виртуальной...

В России на протяжении веков был самый высокий в Европе уровень рождаемости. Он сочетался с высокой детской игровой культурой. Взрослые с любовью изготавливали игрушки и сохраняли их, передавая от старших к младшим детям. Некоторые древние игры вошли в историю: бабки, горелки, свайка, жмурки, пятнашки и т.п. Во многих играх широко использовались особые игровые предметы-игрушки: веревки, чижи, палочки, волчки, биты и др.

Взрослые никогда не приостанавливали начатые игры, не разрушали игровые постройки, не выбрасывали игрушки. Более того, наделяли их магической силой. Считалось, что они могут способствовать урожаю, богатству, счастливому браку или же, наоборот, принести несчастье. Дарить игрушки было распространенным обычаем - подарок приносил ребенку здоровье и благополучие. Как и любое произведение народного искусства, игрушка служила своеобразным эталоном, отражая формировавшиеся веками представления о красоте и эстетическом совершенстве. Это хорошо понимали русские педагоги. Уже в 60-х годах XIX столетия К.Д. Ушинский, А.Я. Симанович и другие педагоги в своих методиках опирались на национальный опыт, используя детский фольклор, традиционные игрушки и игры. Самой ценной в этом плане признавалась самоделка, создаваемая ребенком в процессе самостоятельного труда и противостоявшая, по выражению русских педагогов, «грубым, пошлым и безнравственным фабричным игрушкам».

Что же касается влияния традиционной игрушки на сознание ребенка, то она воздействовала на все уровни ощущений - тактильный, звуковой, визуальный. Особое значение имел материал, из которого изготавливались игрушки. К примеру, тряпичная кукла, в отличие от пластмассовой, снимает психологический барьер между ребенком и «миром больших вещей», воспитывает ласковое, теплое, радостное, доверительное отношение к миру, необходимое для полноценного детского бытия. Потому сегодня так ценятся игрушки из натуральных материалов.

Зачем нужна игра?

Во-первых, игра - это школа произвольного поведения (Д.Б. Эльконин). Попробуйте заставить ребенка стоять смирно - он не простоит и двух секунд. Но если это действие включить в игровой контекст, цель с успехом будет достигнута. Вспомните: «Море волнуется - раз, море волнуется - два, море волнуется - три. Замри!». Ведь замирают и стоят даже самые непоседливые мальчики и девочки, даже на одной ножке.

Во-вторых, игра - школа морали в действии (А.Н. Леонтьев). Можно сколь угодно долго объяснять ребенку, «что такое хорошо и что такое плохо», но лишь сказка и игра способны через эмоциональное сопереживание, через постановку себя на место другого научить действовать и поступать в соответствии с нравственными требованиями. Психологические исследования показали: если «недругов» включить в игровое взаимодействие, в котором они вынуждены работать сообща, заботясь друг о друге, взаимная неприязнь вскоре улетучится, и наоборот - для друзей, оказавшихся игровыми соперниками, азарт и желание выиграть часто оказываются сильнее дружбы.

В-третьих, игра - ведущая деятельность в дошкольном возрасте, деятельность, определяющая развитие интеллектуальных, физических и моральных сил ребенка.

Игра и игрушка, по мнению ученых, - важнейшие составляющие любой культуры. Какова культура, таковы и игрушки. Игрушка - культурное орудие, посредством которого в особой «свернутой форме» передается состояние современной культуры (цивилизации), направление движения: к жизни или смерти, процветанию или деградации, взаимопониманию или отчуждению. С помощью игрушки ребенку передаются сама суть человеческих отношений и сложное мироустроение.

Игра и игрушка - специфическое средство массовой информации, поскольку в них зафиксированы основные тенденции воздействия на сознание и поведение человека, способы и средства его воспитания. СМИ построены на принципах игры (чем не игрушки современные газеты с бесчисленными сканвордами, кроссвордами, чайнвордами? А сколько игр на телевидении!), а игры - на принципах СМИ.

Игрушка - тот же носитель информации для ребенка, что газета или Интернет для взрослого. Спросите себя: какую информацию она несет?

Современные девочки и мальчики, те самые, для кого игра - жизненная необходимость и условие для развития, на самом деле «разучиваются» конструктивно играть. Это беспокоит специалистов-психологов и педагогов во всем мире. Что бы вы сказали, если бы птицы перестали петь, зайцы прыгать, а бабочки летать? Изменились и само качество, сама суть детской игры: она стала невеселой, агрессивной, индивидуалистичной. Оказалась прерванной многовековая цепь передачи игровой традиции от одного детского поколения другому. И это привело к кризису игровой культуры. В начале 70-х годов газеты пестрели заголовками: «Куда уходят детские игры?», «Кто поможет игрушке?» и т.п. Но, по мнению известного педагога В.М. Григорьева - собирателя, организатора и «реставратора» народной игры, играть стали не меньше, а хуже: «...качество игр стремительно падает. Все больше примитивных игровых форм - шалостей, проказ, забав, стоящих уже на последней грани игры и все чаще переходящих в озорство и даже хулиганство: забавы с огнем, взрывами, жестокое обращение с животными, бессмысленное разрушительство и т.п. Необходимы спасение и возрождение традиционных народных игр - генетического фонда игровой культуры каждого народа».

В ответ на вопрос «Во что ты любишь играть?» большинство детей (от 4 до 6 лет) называли подвижные игры - салки и прятки, но правила игры, ее смысловой стержень сформулировать смогли лишь единицы, 5% вообще не могли вспомнить ни одной игры, 4% назвали компьютерные игры, четверть детей вместо игры называли игрушки (машинки, трансформеры, куклы Барби), которыми они просто манипулировали. Из игры уходят ее правилосообразность и соотносимость с образом идеального взрослого.

К сожалению, совсем исчезли групповые игры - «воздух» детской жизни старших поколений. Где казаки-разбойники, бояре, жмурки, лапта и прочие детские радости? Все они вместе со считалками, закличками, песенками и другими формами детского фольклора - величайшего богатства нашей культуры - сохранялись в детской субкультуре на протяжении веков, передаваясь из уст в уста.

Сегодня детская игрушка как часть современной массовой культуры способствует построению ребенком весьма мрачной и безрадостной картины мира, о чем свидетельствуют детские рисунки.

Как компенсация «недоигранности» в своем собственном детстве у взрослых появляется манера оценивать любую вещь - вне зависимости от ее применения - как забаву, неподлинность, игрушку.

На прием к психологу пришла бабушка шестилетней внучки: девочка плохо спит, вскакивает ночью, часто плачет, боится входить в темную комнату. Выяснилось, что суперсовременная мама купила дочери черного с рогами и хвостом, вполне, как теперь модно выражаться, «прикольного» монстра. Поначалу девочка обрадовалась, играла с ним. Но потом начались все эти невротические проявления, а сама девочка жаловалась бабушке, что «чертик на нее смотрит», и становилась все беспокойнее. Мудрая бабушка вместе с внучкой взяли игрушку и на прогулке в парке, соорудив подобие костра, сожгли монстра, а остатки закопали поддеревом. Девочка успокоилась, невротические проявления исчезли. Однако история не закончилась, поскольку мама, узнав о происшедшем, обвинила бабушку в мракобесии и отстранила от воспитания дочери. Никакие доводы на маму не подействовали, налицо семейный конфликт, бабушка в слезах обратилась к психологу за помощью. Как доходчиво объяснить неверующей современной маме, какой духовной опасности (искушению) она подвергает своего единственного ребенка?

Игрушка полезная ставит перед собой благородную воспитательную задачу - учить добру и красоте, мудрости и сорадости.
Наши дети почти не играют с игрушками отечественного производства. Психологи хором твердят, что растет поколение, воспитанное на игрушках, которые не имеют ничего общего с российской действительностью. Игрушки иностранных производителей занимают лучшие полки в магазинах. Они вводят ребенка в культуру другого народа, «перепрограммируют» русскую душу на свой лад. В начале XX века популярным сюжетом игрушки был образ русского воина-победителя. Сегодня на прилавках магазинов трудно найти игрушки, стимулирующие развитие военно-патриотического сознания. Возможно, стоит вспомнить историю русского воина, князя Святослава, который уже в два года не выпускал из рук деревянный игрушечный меч. Может быть, поэтому некоторые психологи и педагоги, спонсируемые американскими «центрами детского воспитания», требуют запретить продажу любых «милитаристских» игрушек в России, утверждая, что эти игрушки стимулируют насилие и агрессию...

Сейчас в продаже большое количество мягких игрушек, сошедших с экранов телевизоров и «раскрученных» детскими телесериалами: покемоны, монстры и др. Эти персонажи, выдуманные хитроумными английскими, японскими, американскими психологами, приносят разработчикам огромные доходы.

Черепашки Ниндзя, трансформеры-роботы, Бэтман, Человек-паук - эти игрушки способствуют накоплению агрессивных фантазий ребенка, часто реализуемых в жизни по отношению к более слабым - животным или маленьким детям. Семилетний мальчик - любитель подобных игрушек - ловил цыплят и мучил их на глазах четырех-пятилетних малышей, невзирая на их слезы и просьбы. До этого он много раз смотрел кассеты с детскими «ужастиками», а любимой игрушкой у него был паук.

К категории монстров можно отнести всевозможные игрушки-трансформеры: человек-машина, человек-чудище, человек-робот. Какие чувства воспитывают у малыша эти игрушки? Так посредством уродливой игрушки цинично эксплуатируется потребность ребенка в волшебстве и сказке! Взрослые словно забыли, что игрушка, как мы сказали вначале, это не просто забава. Она закладывает в душу ребенка первоначальные понятия добра и зла. И опасно, если это происходит в игре с негативным героем-игрушкой, причем опасность эта прямо пропорциональна агрессивности персонажа.

Что плохого в монстрах - это же только игрушки? Любое проигранное ребенком действие способно воспроизводить себя в реальности. Если ребенок в игре способен вести себя гуманно, милосердно, заботливо, то у него есть некий образец того, как это нужно делать. И наоборот, если ребенок в игре вынужден быть агрессивным, грубым, жестоким, это обязательно воспроизведет само себя когда-нибудь в той или иной ситуации. Игрушка программирует поведение ребенка. И важно понимать, как воздействует игрушка и что за программу она в себе несет. Поскольку есть добро и зло, идеал и антиидеал, игрушка, как мы могли убедиться, может быть антиигрушкой.

Ведь не дадите же вы в руки мальчику или девочке радиоактивное яблоко, заряженный пистолет или наркотик. Игрушки-монстры равносильны им. Демоническая игрушка является транслятором духовного разрушения: одержания (психических заболеваний), неврозов, склонности к суицидам (самоубийствам) и др.

В традиционной народной игрушке заложены простодушная любовь взрослого к ребенку, признание его права на особое игровое пространство. Современная промышленная игрушка зачастую формирует и фиксирует в человеке (и прежде всего в ребенке) такие личностные свойства, как расслабленность воли, индифферентность чувств, непытливость ума, потребительство.

Что можно сказать про мягкую игрушку? Самое главное ее назначение - дарить малышу нежность. Эта ее особенность используется психотерапевтами и педиатрами. Как показывает практика, пушистый мишка, симпатичный слоник или лохматая собачка способны «вылечить» ребенка от страхов и даже ночного энуреза. В мягкой игрушке воплощены какие-то очень глубинные потребности маленького существа, причем не только человеческого. Американские исследователи-психологи супруги Харлоу, исследуя детенышей обезьян, обнаружили следующее: если обезьянке дать возможность выбора между двумя «суррогатными мамами», одна из которых из проволоки, но с бутылочкой молока, а другая из искусственного меха, но без бутылки, то испуганный и голодный детеныш выбирает... вторую, мягкую и уютную, дающую столь необходимое ему чувство безопасности. Неудивительно, что наши маленькие детки так любят пушистых зверят.

А что продается в «Детском мире» в отделе мягкой игрушки? Передо мной существа неизвестных видов и пород, невообразимо кричащей окраски, ни одно из них не хочется взять в руки, погладить. Правда, есть еще потрясающие своей натуралистичностью немецкие овчарки - лучше, чем живые, но почему-то их тоже не хочется гладить. И цены «кусаются». Вот в центре зала на пальме сидит огромная черная обезьяна свирепого вида - если попадет в спальню ребенка, то ночные страхи и невроз ему обеспечены!

И наконец, целый стенд черных Мефистофелей (!) с надписью «Чертик» (кстати, одна из самых дешевых игрушек). Из каких соображений исходили взрослые, проектируя, изготовляя и продавая эту игрушку? И есть ли у них собственные дети? Какая-то мама, в растерянности стоящая у стенда, спросила: «А ангелочков у вас нет?». «Нету, ангелочками не торгуем», - отрезала продавщица.

Напрашивается вывод: в центральном детском магазине представлена, в подавляющем большинстве, игровая продукция, не отвечающая элементарным психолого-педагогическим требованиям нравственного формирования, интеллектуального развития и духовного здоровья ребенка.

Играя в Барби, ребенок приходит как бы «на все готовое» (слишком все предопределено) -это квази-игрушка по определению психолога А.Н. Леонтьева. Ребенок оказывается в путах стереотипов и навязывания определенного образа жизни и мировоззрения. Известно, что пропорции Барби вызывают у девочек стойкое недовольство своей фигурой - комплекс неполноценности, приводящий к неврозу.

Четыре года - это возраст, когда ребенок осваивает свое тело в гармоничном движении. Игрушки должны предоставлять возможность для динамики, танца (музыкальные шкатулки, мячи, шары, ленты на палочках и пр.). В девочках этого возраста силен инстинкт материнства, он находит свое воплощение в игре с куклой. Поэтому в этом возрасте лучше не покупать Барби. Ведь Барби - это псевдоидеальная модель женщины, секс-символ общества потребления, чудовищная духовная подмена архетипа Матери. Ее можно одевать, раздевать, приобретать все новые вещи для нее. Через Барби транслируется образ жизни - бесконечные наряды, развлечения, смены партнеров. По отношению к этой кукле девочка почувствует себя, скорее, горничной, прислугой, в лучшем случае подружкой, а не мамой, няней. Это не то маленькое беззащитное существо, которое хочется нянчить, кормить, укладывать спать, лечить, т.е. ощущать себя хоть на ступеньку выше, взрослей. Кукла в этом возрасте должна акцентировать внимание ребенка не на «красоте», а в первую очередь на чувствах заботы.

«Красота» Барби выдумана и навязана детям взрослыми, в понимании ребенка представления о красоте вообще часто не совпадает с эстетическими воззрениями взрослых.

Подведем некоторые итоги

Современные игры и игрушки в своем подавляющем большинстве есть антиигрушки, они ориентируют детей не на позитивные ценности культуры и духовные образцы, а насаждают стремление к злу, насилию, ненависти, распущенности, стяжательству.

Общие выводы обзора современных игр и игрушек свидетельствуют об очевидных трансформациях картины мира наших детей. В ней появились существенные сдвиги в сторону, во-первых, меркантилизации детского сознания, выражающейся в преувеличенном отношении к деньгам, желании в будущем заниматься только бизнесом, приобретении финансовой самостоятельности любой ценой. Во-вторых, вестернизации как ориентации на западные ценности, за которыми стоит культ силы, экспансии, агрессии в сочетании с романтизацией криминальной жизни и пр. В-третьих, в детской картине мира нарастает тенденция к танатизации - мотивам смерти, гибели всего живого на земле, уничтожению природы, экологической катастрофы и т.п. Именно эта тенденция во многом спровоцировала рост детских самоубийств - не без помощи средств массовой информации, а также таких специфических ее форм, как игрушки: трансформеры, куклы-киллеры, настольные игры типа «Гибель цивилизации», «Война миров» и аналогичные им.

Еще одна характерная черта нашего времени - тенденция к сексуализации детского сознания (активное формирование циничного отношения к интимной стороне жизни взрослых, преждевременной озабоченности вопросами секса), одной из причин которой являются куклы с половыми органами.

Антиигрушка - это специфическое средство информации, пропагандирующее антиценности. Она представляет опасность для жизни и здоровья детей, может причинить вред нормальному физическому, психическому и нравственно-духовному развитию.

. Ребенок, окруженный пластмассовыми Барби, киборгами, трансформерами, представляет собой человека, заряженного энергиями западного общества.

Умная и добрая игрушка

Но не все так плохо. У нас есть хорошие и «умные», вернее сказать, мудрые игрушки. Большинство из них не продается в обычных детских магазинах. Они изготавливаются вручную на дому или на маленьких фабриках, существующих на грани рентабельности, - небольшой тираж, полуручной способ изготовления. Зато можно избежать фабричной обездушенности общим шаблоном.

В магазинах можно найти персонажей всеми нами с детства любимой телевизионной программы «Спокойной ночи, малыши!»: Филю, Степашку, Хрюшу и Каркушу. Чему они учат малышей во время своих вечерних встреч с ними? Добру, справедливости. Учат не обманывать и не предавать и многому другому. И все это рассказывается в понятной для детей форме. Эти редкие теперь положительные персонажи излучают добро и любовь к каждому из зрителей, а те тоже отвечают любовью. Поэтому присутствие в детской хотя бы одного из любимых героев принесет еще одну частичку тепла и нежности и напомнит о тех темах, которые затрагивались ими. Конечно, «творческий потенциал» этих кукол невелик, но он значительно превышает тот негативный заряд антиигрушек, которыми насыщены современные магазины.
-------------------------------------------------------------------------------
Советую прочитать полностью.

#

"Гостья" писал(а):
все время мысленно спрашиваю: "Бедная девочка, кто же тебя так изуродовал?". Так и хочется компресс к губам приложить, глаза подзашить слегка или хотя бы нос восстановить до нормальных размеров.

А Вы не пробовали вслух пожалеть? Неплохо срабатывает. Дети не хотят подражать жалким персонажам. Еще очень помогает, когда называешь вещи своими именами: нарушенные пропорции - уродство, такой вот макияж - безвкусная штукатурка(потому что подчеркивать уродливые черты лица стремятся только больные на голову) и т.п.
Еще хороший способ борьбы: берете свою фотографию, ниже подбородка ложите лист бумаги и подрисовываете на нем тельце, в точности повторяющее пропорции Братц по отношению к голове. После этого спрашиваете дочь идет ли Вам новый имидж. Можно еще нарисовать себе на лице(не на фото) "макияж" этой красотульки для наглядности.Winking
"Гостья" писал(а):
а мыслями со своими Винкс, которые просто заполонили все вокруг.

С разнообразными модными ведьмочками хорошо помогает справиться "Юлианна" Ю.Вознесенской. Их три книги, прочитать лучше все, но во второй конкретно всех ведьмочек, феечек и пр. автор в пух и прах разнесла, причем с неподражаемым чувством юмора.
А вот партизанские методы борьбы с рекламой от подруги Silent. Она НИКОГДА не отказывает ребенку в просьбах что то попробовать из рекламируемых "деликатесов".
1.МАГГИ и пр. Купила и приготовила как можно гаже. После дегустации мало того,что просьбы не повторялись, так она еще не забыла прокомментировать:"Рекламируют только плохие товары. Хорошие и без рекламы покупают"
2.РАСТИШКА и т.п. Сын выпил и конечно же захотел узнать, насколько он от этого вырос. Померила рост и сказала, что стал ниже на 2см. Комментарий:"В рекламе всегда врут".
Laughing
В общем, была бы фантазия.Write

Гостья аватар
#

"senishi" писал(а):

А Вы не пробовали вслух пожалеть?

Именно так и жалею. У меня мысли вслух - нормальное состояние Happy. И по выражению лица дочки как раз и поняла, что такие мои порывы непонятны.
Ценные советы, senishi.
У Ю. Вознесенской, как понимаю, много всего интересного. Про "Юлианну" пока не слышала, но в планах прочитать кое-что своим детям уже давно. Пока пересказала известные мне сюжеты. Слушали с интересом. Надеюсь, что это тоже понравится.
Пользуясь случаем, хотелось бы обратиться к форумчанам с просьбой. По возможности, скидывайте пожалуйста рекомендуемые книги в ветку "Чтение, как великая добродетель..." А то там скоро будет моя личная библиотека. Слишком шикарно для одного пользователя Happy.
Сложно искать по веткам форума, а там очень удобно - все книги в одном месте.
Еще Анна перед постом рекомендовала какую-то книгу Вознесенской (Не Путь Кассандры, не Мои посмертные приключения и не "Паломничество Ланселота"), название забыла. Никто не помнит?

Жизнь — это то, что происходит с нами, пока мы строим планы на будущее.

#

По моему, это Прохожая рекомендовала. Вроде бы "100 дней до потопа" называется.

Гостья аватар
#

Точно, Прохожая. Да, эта книга, спасибо.

Жизнь — это то, что происходит с нами, пока мы строим планы на будущее.

#

Современный человек испытывает немало крайне негативных воздействий. Он живет под непрестанным давлением стресса. Душа его спрессована неотвязными страхами. Страхи влекут за собою депрессии, а в депрессивном состоянии несчастный наш современник вынужден горстями глотать антидепрессанты и транквилизаторы. Не знаю российской статистики, но могу точно сказать, что 60% американцев без них уже жить не могут.

Что же за страхи оказывают столь сильное влияние на людей? Они весьма разнообразны: страх потерять работу, страх лишиться жилья, страх за свою жизнь или жизнь своего ребенка, страх оказаться неконкурентоспособным в бизнесе, страх перед возможностью потерять деньги в очередном «дефолте», страх перед болезнью, страх смерти и, наконец, просто страх — по неизвестной причине. Последний, кстати, встречается не так уж редко.

Но среди всех этих страхов в последнее время начал расти и набирать силу еще один страх. Этот страх очень древний. Наверное, он такого же почтенного возраста, как и все человечество. Когда на землю пришел Христос, страх этот отступил и до времени затаился. Можно сказать, он и сам боялся людей, исповедующих Христа и готовых жизнью пожертвовать за свою веру. Он скрылся в языческих народах и в темных уголках сознания колеблющихся, маловерных христиан.
Но пришло, наконец, его время. Время апостасии. Время, которое западные социологи и политологи называют «постхристианским». Оно характеризуется тем, что народы, когда-то исповедовавшие христианство, в подавляющем своем большинстве практически отвергли его. Теперь они живут вполне языческой жизнью и в своей идеологии, по крайней мере нравственной, ничем не отличаются от древних халдеев, ассирийцев или египтян. Вот потому-то и вернулся древний страх — страх колдовского воздействия, страх порчи и сглаза. Отвергнув Христа, «постхристиане» забыли, конечно, и слова апостола Иоанна: «Для сего-то и явился Сын Божий, чтобы разрушить дела диавола» (1 Ин. 3, 8 ). Да, действительно, тот, кто отверг Христа, — отвергнут и Христом, как и сказано в Писании: «…неверующий уже осужден, потому что не уверовал во имя Единородного Сына Божия» (Ин. 3,18). Если же неверующий отвергнут и осужден, то ясно, что сети диавола остаются для него вполне реальной угрозой. Отвергнув Христа, он, естественно, не может рассчитывать и на помощь Божию...

НЕОБЪЯСНИМЫЕ «БОЛЕЗНИ ВЕКА»

Так что проблема, о которой пойдет речь на этих страницах, вполне реальна, хотя и не так проста, как кажется на первый взгляд. Она очень стара, однако для нас, людей, живущих на огромном пространстве уничтоженной в начале ХХ века православной империи, в настоящее время она вновь встает как никогда остро. Не только психологи, но даже просто чуткие и наблюдательные люди давно уже заметили, что православные по своим корням народы, и, в первую очередь, русский народ, испытывают на себе некое непонятное для психологов воздействие. Его основными симптомами являются поразительное безволие (абулия — психиатр.) и неспособность объективно увидеть и понять окружающую действительность. Если к этим симптомам добавить широко распространившиеся трусость, неспособность защитить от несправедливости ближнего, неспособность к объединению для противодействия злу, замкнутость на себя и свои проблемы, то есть своеобразный массовый аутизм (психиатр.), то картина с психологической точки зрения получится почти полной.

Но эта картина станет еще безотраднее, если взглянуть на нее с позиции психиатрии. Здесь даже нет нужды говорить о соответствующих симптомах, достаточно лишь взглянуть на статистические данные количественного роста психиатрических клиник в нашей стране хотя бы за последние 20 лет. И тогда все станет ясно без слов.

Но есть еще и симптомы физиологического характера. Все чаще и чаще врачи попадают в затруднительное положение, не имея возможности поставить диагноз больному. Необъяснимая физическая слабость, «синдром хронической усталости», страшные головные боли, доводящие до рвоты, боли в области сердца и в других органах на фоне практически полного здоровья, если судить по соответствующим биохимическим анализам, а также электрокардиограммам, энцефалограммам, томограммам, эндоскопическим и прочим исследованиям. Все это ставит врачей в тупик. Лечение в подобной ситуации фактически неосуществимо из-за невозможности определить причины болезненного состояния пациента. Однако больного тем не менее все же пытаются лечить. В подобных случаях «лечение» производится знаменитым «методом тыка». Даже диагноз ставится, хотя и весьма условный, ради сохранения врачом своей профессиональной репутации, поскольку мало кто из современных эскулапов может признаться в том, что не в силах поставить диагноз.

И, наконец, еще одно явление, которое укладывается в рамки того странного воздействия, о котором мы собираемся говорить далее. Речь идет о небывалом коли­чественном всплеске смертей, причины которых патологоанатомы установить не в состоянии. Причем загадочная смерть неожиданно настигает в наше время не старых и больных, а чаще всего физически здоровых и достаточно молодых еще людей.

И хотя все названные выше психологические и физиологические явления при поверхностном рассмотрении могут показаться совершенно не связанными друг с другом, мы попытаемся показать, что во многих случаях эта связь существует, поскольку указанные явления очень часто имеют на самом деле общую духовную этиологию, то есть причины.

Таким образом, попытаемся взглянуть на весь комплекс означенных явлений с непривычной точки зрения для «светского» человека, то есть воспитанного в атеистическом духе. Мы будем рассматривать их с духовной, а точнее — с православной позиции.
Отрывок из книги Игумена N "Об одном древнем страхе или кого и как портят колдуны". Прочитать можно здесь ]]>http://www.novm.ru/biblio/15.html]]>

#

ОТТУДА ЖЕ:
Однажды мне довелось получить достоверную информацию из первых рук о том, какими силами воздействуют колдуны и на окружающую природу, и на человека. Это было в одну из зимних ночей 1992 года. Мне позвонили из привратницкой с просьбой принять женщину, которая тряслась от страха и рыдала у монастырских ворот. Никакие уговоры прийти завтра утром на нее не действовали. Вот о чем она мне поведала в ту ночь:

«В Лукьянцеве проживает бабушка-знахарка по имени Мария Ивановна. О ней знает весь наш город. Многие к ней обращались за помощью, и, как я слышала, она многим помогала. Мне, профессиональному врачу-терапевту, хорошо известны случаи, когда никакие анализы, рентгены, УЗИ и прочие методы диагностики не помогают поставить диагноз. Анализы в норме, на снимках — тоже никакой патологии. Неизвестно: от чего лечить и чем лечить больного. Но при этом человек действительно мучается от боли, теряет сон, аппетит, сохнет на глазах, у некоторых начинается атрофия мышц. А в чем причина — непонятно. Вот я и решила, что, наверное, есть какие-то народные методы лечения, которые традиционная медицина не знает, но которые сохранены бабками-знахарками. Я люблю свою профессию и стараюсь постоянно пополнять знания, чтобы как можно более эффективно помогать своим пациентам. С этой целью, закончив прием в поликлинике, я и отправилась к народной целительнице Марии Ивановне. Пришла к ней, когда уже смеркалось. Бабушка очень внимательно меня выслушала и заулыбалась. Ей очень понравилось мое желание научиться новым для меня методам народной медицины. Ее старческие глаза просто светились от счастья.

— Я давно этого ждала, — прошептала бабуля.

— Чего?

— Чтобы ко мне пришел человек, которому я все передам! У меня не осталось никого из родственников, кому бы я смогла передать. Ты мне понравилась, доченька. Я тебя всему научу.

При этих словах я, глупая, чуть не запрыгала от радости: вот так удача!

— Мне уж пора умирать, — продолжала бабуля, — а я все живу и живу. Не могу умереть, пока не передам…

В этот момент я почувствовала в груди как бы толчок. На душе вдруг стало тревожно. Как-то не по себе.

— Мария Ивановна, а я смогу вашими методами людей лечить?

— Конечно! И лечить сможешь, и любому врагу отомстить. Как муху прихлопнешь, — и она весело рассмеялась. — Ты слышала, что в Дуброво намедни полдеревни выгорело?

А мне как раз вчера в газете попалась заметка о пожаре в Дуброво, где погибло несколько человек. Мне стало страшно, и я сказала:

— Мария Ивановна, но там же люди погибли!

— Ничего, ты еще больше сможешь, ты — молодая! А если какой мужичок приглянется, сможешь так сделать, что он, как собачка, за тобой бегать будет и, как лакей, — все твои желания исполнять.

— Желая прекратить неприятный для меня разговор и перевести его в другое русло, я спросила:

— А вы расскажете мне, как вы диагностируете больных, какими методами и лекарствами их лечите? Наверное, мне надо будет это все записать?

— Да ничего тебе не нужно записывать, доченька. Все это делается совсем не так, как думают люди. Они просто ничего не знают… И не должны знать! Слышишь, не должны!!! — и она ударила сухой ручонкой по столу. Ее глаза сверкнули каким-то неистовым пламенем. И мне стало еще страшнее. Старуха приблизила ко мне свое лицо и прошептала:

— Сейчас я открою тебе тайну, которую ты должна хранить всю жизнь, а если проболтаешься — сгинешь ты и вся твоя семья: и муж, и дети! — Она немного помолчала. — Я тебе передам четырех бесов…

От этих слов меня так передернуло от страха, что это заметила и старуха. Но поняла по-своему, и стала меня успокаивать.

— Да ты их не бойся! Хотя они и страшные с виду, но тебя не тронут. Я им скажу, что теперь ты будешь их новой хозяйкой.

Меня начала бить крупная дрожь.

— Но если ты так боишься, могу им приказать явиться так, чтобы их не было даже видно, а только голоса их услышишь, да потом и привыкнешь. Ничего, это только
поначалу страшно, это все пройдет потом. Привыкнешь, привыкнешь, — повторила она. — Вот они-то и будут тебе помогать: и лечить, и порчу наводить, если надо; и приворожить кого захочешь, и как лекарство сделать, и какой когда заговор прочитать нужно. Все подскажут и помогут.

От страха я уже плохо соображала. Была только одна мысль — побыстрее выбраться отсюда. Но как? Если она поймет, что мне не нужны ее жуткие “помощники”, она уничтожит и меня, и моих близких, чтобы я не проболталась. Ведь она раскрыла мне свою тайну. И тогда мне не жить! Я была в панике, мысли путались, я не знала, что делать, как выпутаться из этой ужасной истории. Вдруг пришло буквально озарение. Как бы со стороны, словно откуда-то извне. Меня осенила спасительная мысль. Теперь я знала, что нужно сказать. Взяв себя в руки, я, как мне показалось, довольно спокойно произнесла:

— Мария Ивановна, сегодня я пришла к вам после приема в поликлинике и очень устала. Сейчас вернется домой голодный муж, а у меня ничего не приготовлено… И сыну еще нужно помочь сделать уроки, а сил уже нет. Давайте так: послезавтра у меня свободный день. Я к вам приду,
и мы без всякой спешки сделаем все, что нужно. Хорошо?

— Ладно, дочка, давай так. Я буду тебя ждать. Приходи, — и старушка ласково приобняла меня за плечи, — обязательно приходи.

Уж и не знаю, как я выбралась из ее квартиры, как добралась до автобусной остановки. Страх пронизывал меня до костей. Нужно было что-то предпринять. Как-то выпутываться из этой ситуации, да еще сохранить жизнь и здоровье близких мне людей. Я — человек далекий от Церкви, хотя и была в детстве крещена своей бабушкой. Иногда, по большим праздникам, заходила, конечно, в храм, ставила свечи. Ну, в общем, — как многие. Не знаю даже — почему, но в этот страшный для меня момент жизни я почувствовала, что помощь можно ожидать только от Церкви. Но было уже темно, и все городские храмы — закрыты. Я не была знакома ни с одним священником, просить помощи не у кого. Меня объял жуткий, нечеловеческий страх. Парализовало волю, мысли. Я была в панике, не знала, что делать. Но тут — снова какое-то озарение. Вдруг пришла мысль: недалеко за городом есть монастырь. Монахи там живут постоянно, значит, кого-нибудь из священников я обязательно застану, и хотя дело уже к ночи, наверное, не откажут в помощи и совете. Вот так я к вам и попала».

Отправить комментарий